ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВО

На чем Русь держится: армия и ГБ оказались любимцами россиян

© Коллаж/Снег.TV

Вооруженные Силы и органы госбезопасности названы самыми авторитетными институтами у жителей России, следует из опроса, проведенного “Левада-центром” (имеет статус иноагента).

Согласно исследованиям этого учреждения, в первую тройку самых важных государственных институтов в глазах респондентов в 2019 году вошли президент, армия и спецслужбы.

Рейтинг этой “святой троицы” существенно вырос по сравнению с тем, что был у них в начале 2000-х гг.

Армия сейчас занимает 1-е место в рейтинге одобрения (63%), за ней следуют президент (60%) и спецслужбы (48%).

Такие настроения вполне кореллируются с данными других соцопросов, согласно которым около половины россиян хотели бы, чтобы Владимир Путин оставался у власти вечно.

Также за время после аннексии Крыма с 42 до 60% выросла доля россиян, считающих, что «настоящий мужчина должен пройти службу в армии».

Тренд на улучшение имиджа армии в глазах россиян начался сразу после присоединения Крыма и стал предсказуемой реакцией в обществе на общий рост патриотических настроений с милитаристской окраской, поясняет руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-Центра» Наталья Зоркая.

По нашим наблюдениям, о том, что служить надо, говорят и сами призывники, и их родители. Это именно коллективная установка, и число мотиваций к службе в армии может быть миллион, в зависимости от социального статуса гражданина, – сказала она.

Социолог, которая ранее работала в Комитете солдатских матерей, вспоминает, что основным контингентом обращавшихся за помощью к правозащитникам были люди с “ограниченным социальным ресурсом”.

„Откосить“ своих детей в равной мере желали и богатые, и бедные родители. Просто те, кто занимает более высокую ступень в социальной иерархии, не нуждаются в помощи правозащитников; эту работу вместо нас отлично делали денежные купюры. Но после Крыма отказников реально стало меньше — потому что в обществе увидели, что вооруженные силы могут что-то делать реальное, а не только вычеркивать год-два из жизни молодых людей, – говорит она.

Любопытно, что тенденция к росту числа желающих служить по призыву диаметрально противоречит политике Министерства обороны на замену срочников контрактниками.

Координатор общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Елена Попова несколько удивлена такими выводами, потому что они противоречат тому, что она наблюдает в своей практической работе в этом качестве.

С просьбами помочь в отсрочке от призыва к нам постоянно обращаются не меньше, а все больше молодых людей. У меня поэтому возникает крамольная мысль, что респонденты „Левады“, которые поддерживают службу по призыву, сами уже или отслужили, или им еще по каким-то причинам призыв лично не грозит, – сказала она.

По наблюдениям Поповой, к ней и ее коллегам очень часто обращаются призывники, которые внутренне не желают идти в армию, но на них давит общественное мнение в лице официальной пропаганды или даже родственников.

Мы часто общаемся с ребятами, которые жалуются, что их разрывает пополам собственное нежеланием идти в армию и давление родственников и друзей, требующих это сделать. Такие ребята, как правило – это слабый психотип, очень несамостоятельные, конформистские. И вот им-то в армии приходится тяжелее всего. Они идут служить не по желанию, а под давлением, и часто уже из армии начинают нам писать с мольбами помочь комиссоваться, – рассказала правозащитник.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •