ВОЕННОЕ ДЕЛО ЖИЗНЬ

Армейское рабство: удерживают ли военнослужащих в рядах Вооруженных Сил

© Коллаж/Снег.TV

Офицеры, решившие закончить службу в Вооруженных Силах РФ, оказываются под мощным давлением со стороны своего руководства, которое делает все возможное, чтобы не отпустить кадровых военных на гражданку.

Об этом рассказал “Новой газете” лейтенант Виктор Дей.

В изложении Дея, он пытался уволиться сам, а также придумывал различные лазейки, чтобы сама воинская часть не захотела видеть его среди своего личного состава.

Но никакие хитрости не работали. Вместо этого, рассказывает офицер, руководство стадо угрожать ему и его родителям уголовным преследованием.

Согласно законодательству, военнослужащий-контрактник обязуется выплатить сумму, потраченную государством на его обучение, в случае досрочного увольнения по собственному желанию или в случае нарушения им условий контракта.

Однозначно становиться на сторону желающих расторгнуть контракт или на сторону Минобороны нельзя, говорит член Совета по правам человека при Президенте РФ, координатор общественой инициативы “Гражданин и армия” Сергей Кривенко.

Контрактные взаимоотношения офицеров и Министерства обороны очень запутанные – потому что закон «О воинской обязанности и военной службе» написан недостаточно четко в этой части, – сказал он СНЕГ.TV.

Нечеткость эта выражается, в частности, в том, что контракт о прохождении службы не содержит, в отличие от контракта коммерческого, положений о том, при каких условиях и на каких условиях он может быть расторгнут до истечения срока.

Контракт о военной службе – это не трудовой договор в гражданском смысле. На “гражданке” вопросы приема на работу и увольнения с нее регулируются Трудовым Кодексом, то есть законом. Военные же контракты – это внутренние регламенты Минобороны, и министр имеет полномочия решать, подписывать ему рапорт офицера об увольнении или не подписывать, – говорит Кривенко.

Однозначно обвинять Минобороны в “рабовладении”, как это делает “Новая газета”, не следует в первую очередь потому, что офицер, по идее, должен понимать, на какие условия он соглашается, поступая на службу по контракту.

“Попробовал – не понравилось – попрощался” в этой системе не работает в отличие от трудовых отношений в коммерческом секторе, где работник может предупредить о своем увольнении за месяц и после этого идти на все четыре стороны.

Поступать так в случае работы на Минобороны не вполне “честно”, если в таких “трудовых конфликтах” подобное понятие вообще применимо, подчеркивает Кривенко.

У офицеров в армии мирного времени преобладает достаточно меркантильная мотивация служить: это возможность через 20 лет получить бесплатное жилье, возможность выйти на пенсию в 45-летнем возрасте. Если человек выбрал эту стезю по таким причинам, его не надо принуждать служить, он сам никуда не уйдет, – говорит эксперт.

Проблемы возникают у тех офицеров, которые пошли учиться в военные училища по каким-то идейным соображениям – “Родину защищать” (есть такая профессия).

И вот эта часть офицеров, столкнувшись с реалиями армейской жизни, как раз и разочаровывается в службе – потому что меркантильных мотиваций у них нет; призрак военной пенсии и собственной квартиры их не манит.

Вот что с такими разочаровавшимися офицерами делать Министерству обороны? Не заградотряды же им за спины ставить. Значит, надо поправить закон о воинской службе таким образом, чтобы потенциальный контрактник совершенно четко понимал, что он становится на дорогу, где обратного пути раньше срока не существует. И тогда ему некого будет винить, – считает Кривенко.

Подобные коллизии в самом деле случаются, но “незнание закона не освобождает от ответственности”. говорит председатель совета директоров Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооруженных Сил Владимир Богатырев.

Что бы человек ни подписывал – заявку на кредит или заявку на будущую жизнь – он обязан понимать, во что он впрягается. Говорить, что “я ошибся в выборе” уже вовлекшись в процесс – не серьезно, – сказал он СНЕГ.TV.

Будущий офицер, еще когда он является курсантом военного учебного заведения, подписывает контракт, как правило пятилетний, еще на 2-м курсе. Будет ли его служба успешной или мукой – зависит в первую очередь от ожиданий курсанта.

Если молодой человек учится в каком-то общевойсковом училище, то обычно у него отсутствуют завышенные ожидания от будущей службы. А вот курсанты элитных заведений, в каком учился Виктор Дей, часто не готовы к тому, что их служба будет проходить в закрытых отдаленных военных городках, где жизнь медом не намазана. И нередко на увольнении настаивают их жены или девушки, которым совсем не нравится перспектива угробить лучшие годы жизни в какой-нибудь ракетной части в глухой тайге, – объясняет Богатырев.

  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться
  •  
    1
    Поделиться
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Теги