ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ ЖИЗНЬ

Страшный суд заказывали? Начнется ли ядерная война из-за недосмотра дежурного по пульту

© Коллаж/Снег.TV

Ложное сообщение о ракетной атаке или эскалация локального конфликта могут стать причиной ядерной войны, рассказал руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, академик Алексей Арбатов.

Академик по сути подтвердил, что ничего нового в международных отношениях не произошло со времен холодной войны, когда именно такие же причины возможной ядерной войны назывались в прессе, на военных кафедрах и политинформациях.

Именно во время советско-американского противостояния возникло понимание, что ядерный конфликт, если таковой будет, возникнет почти наверняка из-за технического сбоя или халатности (отсюда анекдоты про солдатский сапог на пульте запуска стратегических ракет). Потому что все обладающие ядерным оружием страны понимают, что оно им нужно только как фактор сдерживания, но не как что-то, что они могут применить в реальном конфликте.

Еще в 1984 году, на пике “холодной войны”, польский фантаст Станислав Лем написал роман “Мир на Земле”, в котором ситуация доведена до абсурда: противостоящие лагеря обмениваются ударами… на Луне дистанционно, поскольку делать это на Земле ни одна сторона не хочет.

Сейчас обстановка возвращается к периоду “холодной войны” из-за прекращения действия ДРСМД и перспектив развертывания ракет средней дальности.

Однако не все так трагично, считает военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец.

Обе стороны, и Россия (СССР), и США развернули и поддерживают автоматизированные системы, которые сводят к минимуму вероятность человеческих или компьютерных ошибок, могущих подтолкнуть обмен ракетно-ядерными ударами, – говорит он.

Эксперт имеет ввиду систему, в России именуемую “Периметр”, а в США – Doomsday Machine, “Машиной Страшного Суда” (названной так по одноименному фильму 1972 года).

Это комплекс полностью автоматического управления ответным ядерным ударом на случай, если линии связи повреждены, а военно-политическое руководство лишено возможности отдавать приказы. Если в течение определенного времени командный пункт системы не получает сигнал на остановку боевого алгоритма, то происходит автоматический запуск системы, – разъясняет он принцип действия “адской машины”.

При этом академик Арбатов в своих построениях явно придерживается именно парадигмы “холодной войны”, упуская из виду, что за прошедшие после распада СССР четверть века возможность “нажать на кнопку” появилась как минимум еще и у Китая.

Не только Китай, но ни одна вообще страна, имеющая технологии создания ракет средней и малой дальности (Индия, Пакистан, Израиль, теперь КНДР, возможно и ЮАР), никогда не брала в расчет ДРСМД как в чем-то их ограничивающий документ, и в 2007 году все эти страны дружно отвергли предложение США и России сделать такой договор инклюзивным.

Особняком стоят Великобритания и Франция, которые хотя и имеют собственные ядерные арсеналы, но подчиняются общей военно-стратегической дисциплине НАТО.

Пекин не шифруясь называет США своим стратегическим противником. И отказ от ДРСМД означает, скорее всего, разрушение механизмов разоружения и верификации ракетно-ядерного потенциала стран, таким оружием обладающих, на неопределенно долгое время, говорит руководитель отдела европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов.

Опасность состоит в том, что если пока ДРСМД формально сохранял силу, он косвенно давал гарантии безопасности тем странам, которые в нем не участвовали, Китаю в первую очередь. Это накладывало отпечаток на ядерное планирование Пекина, равно как и других стран, которые соотносили свой ракетно-ядерный потенциал с уровнями потенциального противника,— сказал он.

Теперь же, поскольку США, а следом неизбежно и Россия (в 2017 году Владимир Путин пообещал американцам «моментальный зеркальный ответ», если те выйдут из договора) снимут с себя такие ограничения, это неизбежно вынудит третьи страны пересмотреть свои собственные схемы поддержания средств сдерживания.

Вспомните, как долго не могли договориться об условиях разоружения всего лишь две страны, каждая из которых была реально заинтересована в уничтожении такого класса ракет. Рассчитывать, что теперь удастся согласовать аналогичный многосторонний договор, что США ставят условием своего воздержания от новой гонки вооружений этого класса, просто нереально,— говорит он.

Отказ от ДРСМД поэтому разрушает не только двустороннее российско-американское соглашение, но и стратегическую стабильность в глобальном масштабе. Потому что своим отношением к ограничению вооружения две «старшие» страны подают пример «младшим» партнерам точно так же, как родители подают пример детям собственным поведением.

Убеждать третьи страны в том, что разрабатывать средства доставки ядерных боеголовок «нехорошо», ни Вашингтон, ни Москва отныне не буду иметь прав — ни моральных, ни юридических.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Теги