ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Аятолла Путин: возможен ли в России после 2024 года иранский вариант

© Коллаж/Снег.TV

Приближение 2024 года – очередного срока окончания президентских полномочий Владимира Путина – порождает все новые сценарии транзита власти, в том числе весьма экзотические, пишет Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Все сценарии, однако, строятся на одном предположении – что Путин не намерен выпускать из рук бразды правления, и даже если он формально уйдет из Кремля, то на какую-то позицию, с которой он сможет продолжать держать страну и элиты под контролем.

Такие сценарии появляются не впервые – они возникали еще тогда, когда завершался второй срок Путина, когда подходила к концу “четырехлетка” Дмитрия Медведева, и вот опять.

На это раз Юлиус фон Фрайтаг-Лорингховен, руководитель московского бюро Фонда Фридриха Науманна, предлагает в интервью газете сценарии “аятоллизации” политической системы России.

Чтобы дольше остаться в своей должности, он мог бы изменить конституцию, но более вероятно, что он перераспределит роли в государстве и станет, например, влиятельным главой Совета безопасности. Он мог бы забрать у правительства полномочия по обеспечению внутренней и внешней безопасности, передать их Совету безопасности и наделить его правом вето. Тогда Путин стал бы кем-то вроде аятоллы в Иране, – фантазирует Фрайтаг-Лорингховен.

Немецкий эксперт совместно с немецким журналистом занимаются полной ерундой и словоблудием, категорично считает замдиректора Института развития современной идеологии Глеб Кузнецов.

Все рассуждения и сценарии такого рода абсолютно беспочвенны, потому что исходят из наивного предубеждения, что Путина, да и любого другого представителя российской власти, сильно стесняют рамки формальных законов, вплоть до Конституции, – сказал он СНЕГ.TV.

Западные политологи, сколь бы высоколобыми они ни казались, не в состоянии просто в силу иной ментальности понять, что в России возможно всё. Здесь реализуются такие сценарии, которые на Западе казалось неприличным обсуждать даже в рамках гипотетической футурологии.

Пока они рисуют карты наступления, мы меняем ландшафты, причём вручную, – напоминает политолог фразу из фильма “ДМБ”.

По его мнению, прогнозировать в 2019 году, как пройдет в России “так называемый транзит власти” в 2024-м – это на сто процентов досужие мысленные упражнения.

Никто сегодня не знает – в том числе сам Владимир Путин – какой будет конфигурация сил в обществе, какой будет экономическая ситуация в 2024 году. Никто не знает, каков будет состав Госдумы после следующих парламентских выборов в 2021 году, сохранится ли там большинство “Единой России”, которое сегодня достаточное, чтобы поменять Конституцию любым образом, – говорит эксперт.

Кузнецов напоминает, что сценарий “аятоллизации” является не столько иранским, сколько казахстанским.

Глава Казахстана с 1986 года Нурсултан Назарбаев весной этого года сделал именно такой ход – неожиданно для всех оставив пост президента и заняв должность главы Совета Безопасности, функции которого были специально под него сделаны намного шире, чем у номинального главы государства.

Такой сценарий совершенно не противопоказан и России. Ограничений для него, как и для любого иного сценария, нет никаких. Поэтому Западу нас никогда не победить, – иронизирует политолог.

При существующем составе парламента любая форма транзита власти может быть осуществлена совершенно в рамках закона, и обвинить Госдуму или президента в узурпации власти формально не смогут даже самые ярые их оппоненты, не согласен с Кузнецовым профессор Санкт-Петербургского Европейского университета Григорий Голосов.

Президент Путин, как доказали все годы его пребывания у власти, никогда не выходит за рамки законов, во всяком случае, по букве. Его можно критиковать за содержательное нарушение каких-то статей, но юридически придраться к нему невозможно. И нет оснований ожидать, что такие основания появятся к 2024 году, – сказал он СНЕГ.TV.

Феномен наличия в парламенте конституционного большинства пропрезидентской партии означает, что эта партия имеет полномочия менять Конституцию почти неограниченно, при этом, как ни парадоксально это звучит, эту Конституцию формально не нарушая.

А чтобы дать Путину дополнительные полномочия, вплоть до абсолютной власти, даже Основной Закон сильно править не придется, указывает профессор.

В Казахстане, чтобы Назарбаев занял то положение, какое он занял в этом году, велась длительная работа по юридическому оформлению его пожизненного лидерства. В России же это можно осуществить гораздо проще, потому что в Конституции нет никаких запретов на переход какого-то лица с должности президента на должность, скажем, главы Совбеза РФ или любого другого существующего органа, – подчеркивает Голосов.

Он напоминает, что деятельность Совета Безопасности РФ (если уж брать за отправную точку именно казахстанский вариант) даже не регулируется никаким законом, он действует на основании всего лишь Положения, которое утверждается… самим же Президентом РФ.

Следовательно, президент на совершенно законном основании может придать этому органу – и себе в качестве его главы – любые полномочия, и для этого даже не потребуется менять Конституцию, – говорит эксперт.

  •  
  • 3
  • 15
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    18
    Поделились
  •  
    18
    Поделились
  •  
  • 3
  • 15
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •