ЖИЗНЬ ТЕХНОЛОГИИ

Тоска зеленая: почему экологически чистая энергетика сдает позиции

Коллаж/Снег.TV

Экологически чистые (возобновляемые) источники энергии теряют свои позиции в мире по сравнению с традиционным и “грязными”, следует из доклада агентства Bloomberg.

По этим данным, инвестиции в “зеленую” энергетику во всем мире упали в первом полугодии на 14%. Самый сильный спад произошел в Китае (на 39%).

В США вложения в возобновляемые источники энергии сократились на 6%, в ЕС на 4%.

Это самые низкие уровни за последние пять лет.

Доклад Bloomberg может “вылит воду” на мельницу российского Министерства энергетики, которое прямо заявляет, что развитие “зеленой” энергетики –  геотермальной, ветровой и солнечной электрогенерации  – несет угрозу энергетической безопасности России.

Вызов, который представляют для России зеленые технологии, придуман не Министерством энергетики, он был заявлен еще в Стратегии экономической безопасности РФ до 2030 года, напоминает
руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Михайлов.

Развитие зеленых технологий было в этом документе названо в числе вызовов и угроз России. То есть Россия вынуждена выбирать приоритеты: поддерживать жизнедеятельность национальной экономики пусть консервативными, но работающими инструментами, или очертя голову бросаться в некий прорыв, презрев возможные негативные последствия, — сказал он

Российское руководство такой выбор совершенно осознанно сделало; оно поставило задачу минимизировать пропаганду зеленой энергетики, чтобы извлечь максимальные выгоды из того, что у национальной экономики получается хорошо: эксплуатация традиционного энергетического потенциала, продолжает эксперт.

Мы сейчас должны концентрироваться именно на этом, чтобы успеть капитализировать наши углеводороды. Если же форсировать развитие зеленых технологий, мы так и останемся с недополученной прибылью, — объясняет Михайлов выбор этого вектора развития.

Власти России, похоже, не очень беспокоит, что предпочтение разработке углеводородов в ущерб возобновляемым источникам энергии на том основании, что в России велики запасы первых, похоже на аргумент в пользу производства канцелярских счетов вместо микрокалькуляторов на том основании, что в стране велики запасы древесины.

А какая альтернатива — самим себе наступать на горло, сознательно лишая себя энергоресурсов, которых у нас с избытком, и той капитализации, которую предлагает нефть? Зачем же нам самих себя душить? Ни одна развитая страна не полагается полностью на альтернативные источники энергии, которые всюду выполняют роль вспомогательных,  — убеждает Михайлов.

В такой позиции есть свои сильные стороны.

Углеводородную энергетику хоронят уже не один десяток лет. Еще в середине прошлого века были прогнозы, что к 2000 году электромобили полностью вытеснят бензиновые двигатели.

И что? Сейчас уже ясно, что двигатели внутреннего сгорания (в крайнем случае гибридные электро-бензиновые), равно как и газовая электрогенерация, просуществуют еще не один десяток лет. 

Я думаю, что страсти вокруг масштабов зеленой энергетики вообще сильно преувеличены, а за нефтью, углем и газом останутся командные высоты, — прогнозирует эксперт.

С этим, однако, не согласна координатор проектов по выбросам и энергетике «Гринпис» Полина Каркина.

Весь мир воспринимает развитие альтернативной энергетики не только как возможность инновационного развития, технологического прорыва, но и как один из главных инструментов для борьбы с глобальными изменениями климата. То есть свою экономику каждая страна должна стремиться развивать таким образом, чтобы не только получить эгоистичную выгоду сегодня, но и чтобы вносить вклад в общечеловеческую задачу — сохранение окружающей среды для будущих поколений, — сказала она.

Россия является подписантом Киотского протокола и Парижских соглашений по климату, взяв на себя определенные обязательства по сокращению выбросов: до 70% от уровня 1990 года к 2030 году.

Но эту цель Россия достигла досрочно, причем правительство приложило для этого минимум усилий. Снижение выбросов в РФ вызвано не столько целенаправленной природоохранной политикой, сколько вымиранием ее тяжелой промышленности.

Поэтому энергетическая стратегия России выстроена по принципу business as usual: уголь, нефть, газ. Мы целенаправленно ставим себя в положение аутсайдеров в области развития передовых технологий, добровольно отказываемся от попыток стать современной страной, — говорит Каркина.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •