АВТО ЖИЗНЬ

Кто стоит за придорожными камерами фиксации скорости и можно ли бороться с их произволом

© Коллаж/СНЕГ

Конфликты между водителями и службами, так или иначе занятыми регулированием дорожного движения, явление совершенно рядовое. Но иногда сотрудники этих служб будто с цепи срываются.

Именно так произошло в Истринском районе Подмосковья, где оператор камеры фиксации скорости начал «быковать», когда водитель попытался проверить законность ее установки.

«СНЕГ.TV» попытался выяснить у экспертов, насколько вообще законны эти камеры, на основании чего их используют гражданские лица, не имеющие прямого отношения к ГИБДД, кому они принадлежат и по каким правилам они устанавливаются. Не меньший интерес представляло и то, почему на основании их показаний штрафуются «нарушители ПДД», а также получает ли ее оператор какую-то долю от начисленного нарушителю штрафа.

Лидер движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов пояснил, что работа служб контроля скорости с населением осуществляется по схеме государственно-частного партнерства (концессии) и эта схема дает «большой простор для творчества».

Операторы дорожных камер — это частные компании, которые заключают договоры с местными властями по одной из трех схем. Либо компания просто получает фиксированные выплаты за работу, как аналог зарплаты у физлиц. Либо компания работает на процент от собранных штрафов — такую схему практикует Московский регион. Либо, как в Астрахани, там это «Ростелеком», — получает процент от прибыли, а если прибыли нет, то «зарплату», — рассказал он.

При этом непосредственный «камермен» — тот человек, который в любую погоду стоит на обочине возле камеры (или сидит рядом в автомобиле), — это в 99% случаев просто работник, которого нанимают эту камеру стеречь.

То есть фактически он выполняет функции охранника, и на данную должность берут кого угодно, кто способен физически защитить дорогостоящее имущество.

Что-то требовать от такого сторожа, а тем более что-то ему доказывать и качать права совершенно бессмысленно. Он сам лицо подневольное. Требовать от «камермена» передвинуть камеру или объяснить, почему она стоит здесь, а не там, — это все равно что требовать показать документы от наемного продавца в магазине. Вопросы надо задавать владельцам, — говорит Шкуматов.

Владельцы — это операторы камер фиксации, заключившие договоры с ГИБДД. И это бизнес, вход в который стоит очень больших денег. Следовательно, просто приобрести такую камеру и прийти в ГИБДД с предложением заключить контракт не получится.

Порог входа на этот рынок может доходить до нескольких миллиардов рублей. Потому что контракт заключается не на одну камеру, а сразу, например, на тысячу, — говорит активист.

Кроме того, все дороги поделены на участки, куда постороннего «сокамерники» просто не допустят.

Бороться с камерами — это примерно как бороться с ветряными мельницами, потому что предъявление претензий к их владельцам лишено практического смысла, предупреждает юрист движения автомобилистов «Свобода выбора» Сергей Радько.

Мы несколько раз пытались устроить «охоту на охотников», подъезжая к мобильным камерам и требуя объяснений, что и почему они здесь делают. Но ни один из них ни разу не пошел с нами на контакт — они садились в машину, грузили в нее аппаратуру и уезжали, — рассказал он «СНЕГ.TV».

Радько подтвердил слова Шкуматова о том, что люди, сидящие рядом с камерами, не имеют никакого отношения к владельцам этих устройств и уж тем более не они определяют, где эти камеры устанавливать.

Скорее всего, эти люди — просто сторожа. У них нет никаких полномочий вести переговоры с автовладельцами или им это даже прямо запрещено. Все споры и жалобы надо вести и направлять даже не в компании — операторы камер, а в ЦАФАП (Центр автоматизированной фиксации административных правонарушений) вашего региона. Потому что штрафы за превышение скорости ГИБДД выписывает именно на основании данных ЦАФАП, — говорит эксперт.

Бывшая глава ЦАФАП Светлана Яшнова также порекомендовала СНЕГ.TV не тратить время и силы на выяснение отношений со структурами и частными лицами, которые являются только техническими исполнителями, а при возникновении любых конфликтных ситуаций обжаловать их согласно ст. 30 КоАП.

Поскольку по КоАП обжаловать можно только постановления, то и жаловаться надо в те структуры, сотрудник которых эти постановления выписал, в данном случае — в ЦАФАП вашего региона на имя начальника, — сказала она.

Точно так же, если у водителя есть сомнения в неправильной установке камеры, надо жаловаться не на ее охранника — он не имеет права передвинуть аппарат даже на метр, — а снова же в региональный ЦАФАП.

Именно ЦАФАП устанавливает, в каких местах, с точностью до нескольких метров, такие камеры должны быть размещены. На карте области в Центре автофиксации такие точки обозначены, поэтому операторы камер не имеют права ни на какую самодеятельность, — утверждает Яшнова.

  • 22
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    26
    Поделились
  •  
    26
    Поделились
  • 22
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •