ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Полное «офонарение»: без Росгвардии и ОМОНа «массовых протестов» не получилось

Когда Леонид Волков объявил акцию с фонариками, большинство наблюдателей решили, что штаб Навального просто сливает протест. Ну в самом деле: лидер движения за решеткой, его штаб либо в эмиграции, либо под домашним арестом, активных сторонников распихали по спецприемникам — самое время отступить и перегруппироваться, подсветив себе путь назад. Однако не тут-то было: власти сделали все, чтобы вывести вполне «вегетарианский» флешмоб на уровень чуть ли не массовых беспорядков.

Светить можно только за Путина

Задача, прямо скажем, стояла нетривиальная. Бороться с фонариками — это не трамбовать «космонавтами» массовку на Пушкинской площади, в каждом дворе омоновцев не поставишь. Кроме того, фонарик в кармане не преступление и даже под административное правонарушение его подвести затруднительно. Но Генпрокуратура в упреждающем порядке вынесла предостережение «в связи с призывами к участию в массовых мероприятиях», а Роскомнадзор немедленно приступил к зачистке информационного пространства от всяких упоминаний о фонариках. Видимо, для того, чтобы даже самые недалекие поняли — тут все серьезно. Объяснить, с чем, собственно, идет борьба, даже не пытались. Ну, если не считать депутата Петра Толстого, который нес совсем уже странное про перебежчиков во время блокады Ленинграда, «фонариками подсвечивавших цели немецкой авиации».

И это, конечно, совсем уже неудачно получилось. Потому что те, у кого память чуть получше, чем у аквариумной рыбки, тут же вспомнили про прошлогодний флешмоб «Фонарики Победы», заменивший на время эпидемии выход Бессмертного полка. И тогда, само собой, про перебежчиков никто не вспоминал. Выходит, даже светить фонариками в России можно только за Путина, констатирует блогер Илья Варламов.

Паранойя или трезвый расчет?

Тем не менее исключительно нервную реакцию власти на любой чих оппозиции трудно объяснить одним только страхом, потому что тогда придется подозревать совсем уже патологическую фобию. Ну правда: это с какого же перепугу нужно официально предостерегать от фонариков? Однако возможна и другая версия: определенной части элиты угроза так называемой «революции» нужна как воздух, потому что именно в противостоянии этой угрозе существование таких людей обретает особый смысл.

Проблема в том, что подобная стратегия начинает тиражироваться на всех уровнях вертикали власти. Ведь, как известно, «что вверху, то и внизу». В любой непонятной ситуации ищи внешних врагов и не прогадаешь. И вот уже к сотруднице новосибирского НИИ, сообщившей Путину о низких зарплатах, пришли следователи — выяснить, кто ее такому научил. А учительницу из Севастополя, которая пожаловалась на зарплату в Instagram губернатора, допросили, уволили, да еще и затравили в провластных Telegram-каналах. Столь любимый до сих пор властями формат прямой линии начинает сбоить, и это трудно принять за случайность. Похоже, мы имеем дело с отказом от старой доброй дихотомии «царь добрый, только бояре у него плохие». Случайный это сбой или мы наблюдаем переход к новому общественному договору, пока трудно сказать.

Без ОМОНа не считается

Воскресный вечер, слава богу, завершился мирно. Потому что как только в протестных акциях прекращают участвовать Росгвардия и ОМОН, те сразу перестают быть по-настоящему массовыми. Кремлевские Telegram-каналы продемонстрировали публике пустые дворы, представители оппозиции — свои фонарики. И вроде бы все остались вполне довольны собой.

Впрочем, это совсем не исключает, что завтра какой-нибудь депутат не внесет в Госдуму законопроект, приравнивающий появление в общественном месте с фонариком к несанкционированному митингу. Вот тогда и офонареем по-настоящему. 

  •  
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    3
    Поделились
  •  
    3
    Поделились
  •  
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •