ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВО

Россиян ждет «цифровой концлагерь»

Коронавирусные ограничения стали удобным предлогом для того, чтобы надеть на россиян «цифровой ошейник». Дадут ли его снять — большой вопрос.

Москва на пороге нового локдауна. Похоже, решение уже принято, хотя столичные власти традиционно делают вид, что ничего такого не планируют и всячески сопротивляются неизбежному финалу.

Непонятно пока только, будут ли профилактические меры полностью повторять введенные весной или все-таки чиновники сумеют сделать ну хоть какие-то выводы из пройденного. К сожалению, пока у москвичей есть все поводы для дежавю. Разве что на роль любителей шашлыка теперь претендуют театралы возрастной категории 65+. Уже объявлено о двухнедельных каникулах в школах, которые, по всей видимости, плавно перейдут в дистанционное обучение. Пожилым заблокировали соцкарты, а предприятиям приказано перевести 30% сотрудников на удалённый режим работы.

Кроме того, московские власти начали собирать с работодателей личные данные их сотрудников, перешедших на удалёнку — никто толком не понял зачем, но есть подозрения, что так или иначе это выльется потом в контроль за их перемещениями и штрафы за нарушение режима.

Культурные рейды

Облавы в театрах — это абсолютно новое слово в профилактике ОРВИ. Тем временем старожилы вспоминают андроповские времена: тогда аналогичные «культурные» рейды должны были поддерживать трудовую дисциплину. Разумеется, на самом деле это был, скорее, жест отчаяния: как известно, оставалось уже очень немного времени до того момента, когда трудовая дисциплина потеряла всякий смысл. Можем ли мы рассчитывать на повторение истории? Не исключено.

Разумеется, на первый взгляд локдаун бьет прежде всего по малому и среднему бизнесу — сфера услуг и торговли страдает от карантина сильнее всего. Это неприятно, но это можно пережить. Однако не стоит забывать, что пандемия, а также ценовая война России с Саудовской Аравией привели к резкому падению цен и спроса на энергоносители — а вот это уже серьезно. В конце концов, именно троекратное снижение в 1986 году цен на нефть стало основной причиной краха СССР.

Кризис оплатят россияне

Сейчас ситуация не выглядит столь же критичной, но нужно понимать: платить за очередной обвал придется населению. По подсчетам экономистов, падение курса рубля на 20% — это примерно 10-процентное удорожание потребительской корзины, говорят экономисты. При этом на компенсационные выплаты и рост зарплат бюджетников рассчитывать не приходится — просто, как в том анекдоте, россияне станут меньше есть.

Рост недовольства политикой партии и правительства гарантирован. Вопрос лишь в том, в какие формы это недовольство выльется. Но, в принципе, примерное представление об этом дают события в Белоруссии и в Хабаровске. И вот тут локдаун становится просто палочкой-выручалочкой. Намного проще запретить людям выходить из дома под предлогом их же собственной безопасности.

Примерка «цифрового ошейника»

Минувшей весной вдруг выяснилось, что под домашний арест можно посадить целый мегаполис, и для этого даже не нужно принимать специальный закон — достаточно решения чиновника уровня губернатора. Также обнаружилось, что камеры, размещенные по всему городу якобы ради безопасности горожан, прекрасно умеют за ними следить и даже штрафовать за несанкционированный выход из дома.

Система цифровых пропусков оказалась достаточно громоздкой и часто давала сбои, но лиха беда начало: в следующем году столичная мэрия планирует запустить систему распознавания лиц уже для допуска в метро. Тем временем внедрение камер на улицах полным ходом идет и в других городах. На практике это означает, что власти получают идеальную систему контроля за гражданами. Если сегодня для того, чтобы разогнать митинг, нужны отряды ОМОНовцев, то завтра достаточно будет просто сфотографировать вышедших на улицы людей и списать с их счетов штрафы. Доступ в общественный транспорт легко сделать персонализированным: например, санкционировать определенный маршрут (на работу и с работы) или количество поездок.

Новая волна вирусной инфекции — хороший повод для тестирования новых технологий контроля за населением. Но нет никаких гарантий, что, однажды надев на граждан «цифровой ошейник», власти согласятся его потом снять.

  •  
  •  
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    5
    Поделились
  •  
    5
    Поделились
  •  
  •  
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •