ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Сходили налево: куда заведут США сторонники нового либерализма

© Коллаж/Снег.TV

Протесты в США и по всему миру могут выковать большинство, которое совершит глобальный левый поворот, считает обозреватель газеты “Ведомости” Алексей Сахнин.

По сути, движение Запада влево началось задолго до нынешних “антирасистских” протестов под неприкрыто расистcким лозунгом Black lives matter. В Европе и в Канаде один электоральный цикл за другим выигрывают условно левые партии, вытесняя сторонников условно консервативных ценностей на задние скамейки парламентов (но пока еще не за их стены).

Течения, называющие себя леволиберальными, представляют собой сборную солянку самых разных и порой несовместимых взглядов.

Здесь не так много пропонентов традиционного марксизма, он сам по себе выглядит для “новых левых” слишком консервативным. Зато громко голосят представители таких социальных групп, числиться среди которых еще в конце 20 века выглядело по меньшей мере эксцентрично.

Это и всякого рода сексуальные меньшинства, и противники абортов, и сторонники абортов, и представители любых рас кроме белой, и маоисты, и члены всякого рода религиозных сект, слушая которых возникает сильное сомнение в их психической адекватности.

Социальная база левых либералов – это, грубо говоря, те слои населения, которые по каким-то причинам не могут (а часто – не хотят) вносить свой вклад в создание национального богатства своих стран. Это в первую очередь мигранты из третьего мира, которые изначально рассматривают мир “первый” как дойную корову.

Эти мигранты, как легальные, так и нелегальные, подали дурной пример местным маргиналам, которые вполне справедливо задались вопросом: почему сирийским беженцам государство платит пособия просто из “гуманных соображений”, а своим родным прокрастинаторам вход в нирвану оплачиваемого безделья запрещен?

Почуяв общественные настроения, политики в западных странах бросились монетизировать спрос на прокрастинацию, что выразилось в размывании старых табу и освящении “прогрессивных” новшеств: легализации марихуаны, однополых браков и т.д.

Цитадель капитализма, последний оплот “старых добрых буржуазных ценностей” – США – держались дольше других евроатлантических стран, одна за другой сдававших позиции левакам. Победа откровенного консерватора Дональда Трампа над демократкой Хиллари Клинтон – это, возможно, последний и решительный бой, который сторонники мейнстрима дали разрушителям “вечных ценностей”.

Ноябрь этого года покажет, было ли президентство Трампа только отсрочкой для США, или эта страна разделит участь других стран, общество которых упоенно отрекается от старого мира. Судя по тому, какие лозунги выдвигает соперник Трампа на выборах Джо Байден, вероятность такого исхода достаточно велика.

Парадокс происходящего в США противостояния между условными трампистами и сторонниками леволиберальной идеологии заключается в том, что именно последние в итоге могут восстановить привычный staus quo на мировой арене, говорит эксперт Института США и Канады Александра Филиппенко.

Трамп представляет собой находившуюся десятилетиями в США в “загоне” идеологию политического прагматизма. Это означает, что на первое место ставятся интересы США, даже если они не совпадают с национальными интересами союзных и близких по менталитету стран. У Трампа хватило силы воли – или не не хватило политкорректности – объявить об этом открыто, и не просто объявить, а проводить такую политику на практике, – сказала она СНЕГ.TV.

Проявлениями такого прагматизма стало дистанцирование США от союзников по НАТО, выход из ВОЗ, отказ от дипломатического “двоемыслия” в отношениях с Китаем и Россией.

Левые же либералы, как и их духовные предтечи полтора столетия назад, видят идеальное мироустройство в приоритете не национальных, а “общечеловеческих” ценностей (вам это словосочетание никого не напоминает?)

Разумеется, такому подходу аплодируют лидеры тех стран, которые десятилетиями привыкли полагаться на американскую военную, экономическую и политическую поддержку.

Леволиберальное течение в США объективно служит поддержкой именно той системы мира, которая складывалась до прихода Трампа в Белый дом. В этой системе волки дружат с овцами, а США тратят огромные деньги на поддержание между теми и другими мира в качестве такого глобального пастуха, – говорит американист.

Соответственно, если Трампа в Белом доме сменит его идеологический оппонент (какое бы имя тот не носил), это в какой-то степени вернет мир к привычной модели – когда США вернутся в НАТО, ВОЗ, очнутся от гибернации в рамках ООН и т.д. Это еще одна причина, по которой левый уклон в американской политике находит такое искреннее сочувствие среди “политических нахлебников” Дяди Сэма по всему миру.

Тенденция на уменьшение участия США в мировых делах началась еще до Трампа, поэтому даже если его сменить в Белом доме представитель левой идеологии, моментального возврата к привычной модели мира не произойдет, не соглашается директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев.

Сокращать американское присутствие в глобальной политике начал пытаться еще демократ Барак Обама. Трамп просто в силу своего характера ведет эту политику более театрально, иногда доводя ее до буффонады. Но даже если следующим президентом станет Берни Сандерс, самый “социалистический” из кандидатов на этот пост, вряд ли ему удастся полностью реинтегрировать США в мировые институты, – сказал он СНЕГ.TV.

Левые взгляды вообще органичны для молодежи, и однажды США уже пережили период массового полевения политической жизни, самым ярким представителем которой стал Джон Ф. Кеннеди (и который, как многие политологи утверждают, именно за свои взгляды и поплатился жизнью).

Но в 1960-е годы на политическую сцену выходили представители поколения бэби-бума; сегодня же количества молодых бунтарей недостаточно, чтобы серьезно раскачать американскую лодку.

Тем более, что пожив четыре года без американского патронажа, европейцы ощутили, что опора на собственные силы – не такая уж плохая вещь. Поэтому не факт, что если в Вашингтоне возобладают “общечеловеческие” ценности, европейцы автоматически согласятся вернуться к дотрамповской модели трансатлантических отношений, – полагает Рогулев.

Президент США Дональд Трамп не раз называл канцлера Германии Ангелу Меркель “глупой” и обвинял ее в том, что она находится под влиянием России, а экс-премьера Великобритании Терезу Мэй называл “дурой”, критикуя ее бесхарактерность в отношении Brexit, передает CNN.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Теги