ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Время, назад: Россия в 2020 году достигнет уровня четырехлетней давности

© Коллаж/Снег.TV

Падение российской экономики в нынешнем году может составить 6%, прогнозирует Всемирный Банк.

Это означает, что ВВП России откатится на уровни 4-летней давности. И в 2021 году ВВП отыграет меньше половины падения и прибавит 2,7%.

Среди всех стран бывшего СССР это будет самой глубокой рецессией. Среди стран Евразии более глубокий спад ожидается в Хорватии (9,2%) и Болгарии (6,2%), ВВП которых сильно завязаны на туризм.

В среднем по миру ВБ ожидает спада экономики на уровне 5,2%.

Сильнее за один год ВВП России падал в 2009 году (на 7,3%).

Нынешний спад вызвана причинами, лежащими за пределами возможностей правительства, будь они там все хоть семи пядей во лбу, говорит профессор экономического факультета Европейского университета (Санкт-Петербург) Дмитрий Травин.

При сохранении существующей парадигмы выйти из стагнации позволят только такие обстоятельства, над которыми кабмин не властен. Это резкий, на 200—300%, рост цены на нефть, потому что иных ресурсов не то чтобы для скачка — для недопущения неконтролируемого обвала — у властей РФ нет, – сказал он.

Действительные же показатели на сегодня диаметрально противоположны тем, которые могли бы стать спасательным кругом для экономики России. По данным ВБ, в нынешнем году цена на нефть составит $32 за баррель, а в 2021-м $38.

К сожалению, даже самые невероятные сценарии у нас часто становятся очевидными, но знание таких сценариев дает возможность правительству заранее “подстелить соломку”. говорит директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

Если правительство будет вести себя грамотно, Россия пройдет очередной кризис с наименьшими потерями. А иного выхода у нас просто нет: рыночная экономика циклична, и избежать рецессии невозможно, если только не превращаться в Северную Корею,– сказал он СНЕГ.TV.

По его мнению, нынешний кризис станет для российского правительства тем самым “жареным петухом”, без которого “мужик не перекрестится”.

Стагнация ведь для консервативно мыслящих людей кажется почти идеальным состоянием: экономика воспроизводит саму себя, зарплаты платятся, фонды наполняются. Зачем, если всё идет словно само собой, отрывать задницу и что-то делать? А кризис – это тот жареный петух, который их в эту задницу клюнет и заставит что-то делать,– полагает Остапкович.

“Фаза плато”, в которой российская экономика (равно как и эпидемия коронавируса) пребывала последние несколько лет, отлично иллюстрирует эти поговорки.

Как показывает вся история России, все серьезные решения здесь принимаются именно на спаде. Потому что кризис мотивирует и власти, и субъекты экономики включить “систему экстренного спасения” и думать, как из этой ж… выбираться,– в строго научных терминах объясняет эксперт.

Он призывает не драматизировать предстоящий приход ж…, поскольку, по его словам, у России достаточно надежная подушка безопасности, чтобы переждать рецессию и кризис.

У нас накоплен огромный Фонд национального благосостояния. Золотовалютные резервы ЦБ одни из самых крупных в мире. У нас профицит бюджета 3 процента и положительное сальдо внешнеторгового оборота. Это всё – наши страховки, чтобы проскочить предстоящий кризис с наименьшими потерями,– говорит исследователь.

Рассчитывать на предстоящий кризис как на универсальную палочку-выручалочку было бы достаточно легкомысленно, не согласен экономический аналитик Дмитрий Адамидов.

С тем, что в мировой экономике циклы подъема и спада неизбежны, спорить не приходится: невозможно жить на постоянном вдохе, когда-то обязательно должны быть и выдохи. Вопрос лишь в том, насколько каждый следующий вдох глубже предыдущего выдоха,– сказал он СНЕГ.TV.

Как показывает экономическая история последних десятилетий, цикличность “вдохов-выдохов” демонстрирует преобладание именно откатов над продвижением: то есть делая в фазе рецессии два шага назад, экономика восстанавливается затем лишь на один шаг вперед. То есть в долговременном отрезке, приходится говорить о глобальном стратегическом отступлении.

Но это не повод подавать сигналы SOS, уверен эксперт.

Мы переживаем эпоху, когда происходит смена технологических укладов. Старый уклад, основанный на “материальной” экономике – сырьевых ресурсах и промышленном производстве – достиг объективных пределов развития. Он уже никогда не продвинет экономику выше тех показателей, которых она достигла в конце 20 века. Следующий скачок произойдет только когда в мире окончательно утвердится новый, условно говоря “цифровой”, уклад. Но он не придет в какой-то конкретный момент, как поезд по расписанию; еще несколько десятилетий старый и новый уклады будут сосуществовать, постепенно перетекая из материального в цифровой,– прогнозирует Адамидов.

В конце марта глава Международного валютного фонда Кристалина Георгиева заявила, что мировая экономика из-за пандемии коронавирусной инфекции вступила в рецессию, которая «намного хуже, чем глобальный финансовый кризис».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Теги