ЖИЗНЬ ЗДОРОВЬЕ

Чемпионы по спидвею: Россия обогнала Африку по скорости распространения ВИЧ

© Коллаж/Снег.TV

Россия входит в пятерку стран с самой высокой скоростью распространения ВИЧ-инфекции. А к 35 годам 3-4 процента мужчин имеют диагноз ВИЧ и это только те, кто знает о своей проблеме и состоит на учете у врачей.

Такие цифры озвучил во вторник руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

Он предположил, что сейчас в России живет порядка 1,5 млн носителей вируса иммунодефицита человека. (Это не значит, что все они больны СПИДом – таковых, по данным медиков, 1 млн 70 тысяч. Остальные – в группе риска).

Большинство из них живет к востоку от Урала, а также в Поволжье.

Рост числа инфицированных ВИЧ в России происходит в то время, когда в остальных регионах мира, включая Африку, эта цифра сокращается. В прошлом году в РФ зафиксировали самое большое количество смертей инфицированных за все время наблюдения: 36 тысяч.

Стерпелось-слюбилось

Как ни странно это звучит, проблема ВИЧ для россиян перестала казаться столь же угрожающей, как это было в 1990-е годы, когда в какой-то степени работал эффект новизны.

В последнее же время  про проблему ВИЧ и СПИД в России вспоминают только два дня в году — в мае, когда отмечается День памяти жертв ВИЧ-инфекции и накануне 1 декабря, в День борьбы со СПИД.

И сложно сказать, хорошо это или плохо, сомневается председатель Координационного совета Всероссийской общественной организации «Объединение людей, живущих с ВИЧ» Владимир Маяновский.

Лет 15−20 назад про СПИД информация лезла из каждой щели. Естественно, достоверность такой информации была ниже всякой критики: ведь именно тогда пошли гулять все эти бредовые страшилки о том, что ВИЧ может передаваться при разговоре по мобильному телефону. Но, с другой стороны, благодаря этой „рекламной кампании“ большинство россиян хотя бы узнало о том, что такая угроза существует, и что она не где-то в желтой жаркой Африке, а здесь, рядом с тобой, — рассказал он.

Но последовавший затем спад «информационного шума» вызвал у россиян обманчивое впечатление, что и сама проблема СПИД пошла на убыль.

На самом же деле все как раз наоборот, говорит Маяновский.

Россия и без лишнего шума выбилась в тройку лидеров по темпам роста числа ВИЧ-инфицированных. Этому способствовало в том числе и то, что эта тема стала „нишевой“, и подавляющее большинство населения стало про эту опасность забывать — а следовательно, притупилась бдительность. Лет двадцать назад, помнится, люди поцеловаться боялись без справки от вирусолога. А потом постепенно все вошло в „привычную колею“ — секс без предохранения, шприцы по кругу и так далее, — говорит он.

Диссиденты СПИДа

Хуже всего, что за эти годы в стране сформировалась целая группа людей, которые зная, что они ВИЧ-позитивные, продолжат вести себя как ни в чем ни бывало, распространяя вирус всё шире.

Для этих людей, в нашей среде их называют „ВИЧ-диссиденты“, отрицание своего статуса — это защитная психическая реакция. Не каждый человек сможет жить, зная, что он носит в себе смертельный вирус. Но оправдать такое поведение, тем не менее, невозможно. Эти люди, по сути — хладнокровные убийцы. Они особо опасны именно тем, что подавляющая их часть искрене убедила себя в том, что они безопасны для своих партнеров, никакой детектор лжи поэтому их не сможет расколоть, — говорит Маяновский.

Хотя в УК РФ существует статья о сознательном заражении ВИЧ-инфекцией, ее почти невозможно применить в ВИЧ-диссидентам — потому что анализы на вирус проводятся анонимно и проследить дальнейшую судьбу таких людей нельзя до тех пор, пока уже не будет поздно.

Обиднее всего потому, что сейчас ВИЧ — уже не приговор, как это было двадцать лет назад. Существуют опробованные лекарства, в том числе российского производства, которое не дает вирусу развиться до того уровня, когда он вызывает СПИД. И они вполне доступны — годовой курс обходится в 18−20 тысяч рублей. Но чтобы это лекарство получать, человек должен признать, что у него есть эта проблема, а не уходить в отказ до той стадии, когда лечиться будет уже поздно, — говорит он.

Печальный факт в том, что рост инфицированности происходит хоть и медленно, но непрерывно. И медицина здесь, как говорится, бессильна, потому что СПИД — болезнь в первую очередь социальная, говорит Вадим Покровский.

Сейчас ВИЧ поражает социально благополучные группы населения, то есть людей с нормальной сексуальной ориентацией и не подверженных антисоциальному образу жизни, как это было с наркоманами. Те давно уже вымерли. И сейчас бороться с ВИЧ можно и надо только настойчивой пропагандой безопасного секса, — подчеркивает он.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •