ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

ЦАР, Мозамбик, что дальше? Ради чего россияне гибнут в Африке

© Коллаж/Снег.TV

Не успели просохнуть чернила на документах, подписанных на саммите “Россия-Африка” на минувшей неделе, как из Африки поступили сообщения о том, насколько россиянам “рады” в странах “черного континента”.

По сообщениям из южноафриканской страны Мозамбик, пятеро россиян убиты местными повстанцами. Россиян не просто убили, а в лучших традициях межплеменных войн обезглавили.

По сообщениям СМИ, убитые россияне находились в Мозамбике как наемники правительственной армии. Их связывают с ЧВК “Вагнера”, но официального подтверждения этой информации на сегодня нет.

The Times в начале октября сообщила о прибытии в Мозамбик 200 бойцов «ЧВК Вагнера». 

Если эти сообщения подтвердятся, это подольет еще воды на мельницу тех в России, кто считает, что “обнимашки” с африканскими лидерами – это любовь без взаимности, и Россия легко могла бы обойтись без подобной “дружбы народов”.

Ровно за день до того, как российские наемники были убиты в Мозамбике, Россия отправила “военных специалистов” в другую страну на юге Африки – Намибию.

Там тоже десятилетиями не прекращается гражданская война, и правительство в Виндхуке совсем не прочь таскать каштаны из огня этой войны руками россиян.

Российские военные советники присутствуют уже в 40 странах Африки. Ранее в этом году инцидент, подобный мозамбикскому, произошел в Центральноафриканской республике: там повстанцы тоже расстреляли российских журналистов и бойцов “Вагнера”.

То, что Москва прощает бывшим клиентам десятки миллиардов долларов, еще можно объяснить тем, что надежды на возврат этих кредитов нет никаких. Труднее объяснить, зачем России влезать в местечковые конфликты, которые в странах Африки тянутся столетиями, и надежды на то, что их удастся прекратить при помощи иностранных военных советников, тоже нет никакой.

В Африке пересекаются интересы такого количества стран и частных компаний, что докопаться, кто и что там делает и в чьих интересах, бывает весьма трудно, говорит руководитель департамента стран Азии и Африки Института политических исследований Арсений Григорьев.

Африканский континент исторически обречен быть ареной постоянных конфликтов, потому что бывшие колониальные державы проводили там границы наобум, и эти границы безо всякой логики разделили этносы и экономические регионы. А так как Африка очень богата природными ископаемыми, то борьба за обладание ими вовлекает как местных правителей, так и внешние, не африканские страны и корпорации,— сказал он.

Ситуации в ЦАР, Мозамбике, Намибии, Сомали, Чаде, Конго (ДРК) мало отличается от ситуации в Сирии — с той только разницей, что гражданские войны в африканских станах длятся в ряде случаев со дня провозглашения независимости.

А так все как под копирку: официальная власть контролирует только отдельные районы и дороги между ними, а остальная территория страны поделена между местными группировками, которые воюют между собой каждая и против официальных властей все вместе. При желании, список failed states – несостоявшихся государств – можно пополнить.

Но из-за удаленности этих failed states от западной цивилизации происходящие там события не находят в мировых СМИ такого же отклика, как гибель людей на Ближнем Востоке.

Гибель российских журналистов в ЦАР или “вагнеровцев” в Мозамбике — это такой сигнал странам-спонсорам официальных правительств от врагов этих правительств: не лезть не в свои дела.

С другой стороны, гораздо более глубокие интересы в Африке, чем у России, имеются у Пекина. Китай еще с 1960-х годов активно начал пускать корни в Африке, рассматривая молодые государства как своих естественных союзников в противостоянии двум «бумажным тиграм» — США и СССР.

Сегодня китайские компании широко присутствуют по всей Африке, и влияние Китая на официальные правительства африканских стран сейчас сильнее, чем даже их бывших метрополий. Поэтому бывшие колониальные державы пытаются всячески сдерживать там китайцев, не вступая в открытое противостояние. Но единственный способ это осуществить — пригласить туда равную по весу страну, которая при этом не будет восприниматься в Пекине как враждебная. Таковой является только Россия, — говорит Григорьев.

Россия пытается вернуться в Африку после первого постсоветского десятилетия, подтверждает эксперт Института Африки РАН Ариадна Позднякова.

Когда после распада СССР в Москве перестали видеть в африканских режимах политических союзников, Россия на какое-то время потеряла к Африке всякий интерес. Даже когда правительства-должники предлагали Москве торговые соглашения в счет погашения долгов, Россия эти предложения игнорировала. Разумеется, африканские государства особо и не настаивали,— сказала она.

Сейчас Россия видит в странах Черного континента уже не политических союзников, а источник природных ресурсов и поставщиков сельскохозяйственной продукции, которую больше неоткуда поставить — например, кокосов. Соответственно, в африканские страны так или иначе проникают российские компании, где, не исключено, их интересы могут вступить в противоречие с интересами компаний из других стран.

Поэтому практически все конфликты, попытки силового решения которых иногда кончаются кровавой баней, сейчас там происходят из столкновения сугубо частных и сугубо коммерческих интересов. Это дележ рынка, и политикой там и не пахнет, – говорит эксперт.

 
  •  
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    3
    Поделились
  •  
    3
    Поделились
  •  
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •