ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Новый налог поднимет цены на услуги ЖКХ

© Коллаж/Снег.TV

Тарифы на ЖКУ могут вырасти еще больше, если власти введут так называемый “углеродный налог” – мера, призванная бороться с парниковым эффектом. Те предприятия, которые выбрасывают в атмосферу больше “тепличного” углекислого газа (СО2), будут платить более высокую ставку этого налога с 2025 года.

Аналогичный налог был введен, к примеру, в Канаде нынешним правительством либералов, и их главные соперники на предстоящих 21 октября парламентских выборах обещают в случае победы отменить carbon tax в числе одних из первых мер.

Правда, российским предприятиям дается пять лет, чтобы подготовиться к новым экологическим мерам. Но в той же Канаде введение carbon tax привело не к эвфемерному контролю над климатом, а к ощутимому росту инфляции, потому что предприятия, вполне ожидаемо, переложили свои возросшие затраты на конечного потребителя (но ни на килограмм не снизили выбросы углекислого газа). Можно поэтому ожидать, что введение аналогичного налога в России приведет к точно таким же последствиям.

Понимание (или, скорее, инстинктивное ощущение), что никакие налоги не помогут бороться с изменениями климата, стало основной причиной, почему США не подписывают международные соглашения (Парижское, Киотское и прочие) о налогообложении наиболее “коптящих” стран. Доналд Трамп вообще считает теорию глобального потепления заговором левых, которые, по его мнению, таким образом пытаются заставить корпорации делиться своими прибылям.

В России о том же предупреждает “коллективный разум” отечественных корпораций – Союз промышленников и предпринимателей. В РСПП встревожены, что новый “экологический” налог спровоцирует рост тарифов для населения и увеличение темпов инфляции, но не окажет никакого влияния на снижение выбросов углекислого газа.

В Совете Федерации тоже сомневаются в эффективности предложенных мер по борьбе с глобальным потеплением.

Поскольку производство тепловой энергии физические невозможно без побочного производства СО2 (а тепловая энергия усиливает глобальное потепление как таковая, что видно просто из ее названия), то “углеродный сбор” приведет к удорожанию не только тарифов ЖКХ, но затрат тяжелой промышленности и транспортной сферы. Что по цепочке вызовет рост цен на все товары и услуги.

По оценке Министерства энергетики РФ, каждый рубль такого сбора увеличит тарифы на 1,2 рубля.

Введение “углеродного сбора” имеет смысл лишь в том случае, если в экономике присутствует реальная конкуренция, что в случае с российским ЖКХ не соответствует действительности, говорит руководитель направления ТЭК в Аналитическом центре при Правительстве РФ Александр Кудрин.

Если два предприятия конкурируют на одном рынке, то более “грязное” из них вынуждено будет за счет этого налога увеличивать издержки и стоимость своей продукции. Более “чистое” же предприятие естественным образом получит рыночное преимущество, так как платит меньшую сумму углеродного сбора и его продукция оказывается дешевле, – объяснил он СНЕГ.TV.

Однако в России вряд ли есть хотя бы один населенный пункт, жители которого имеют возможность выбрать, к какой из нескольких котельных им подключится. Поэтому у предприятий ЖКХ в принципе отсутствует стимул биться за снижение углеродного налога – именно об этом и предупреждают в РСПП.

Власти делают какие-то попытки регулировать тарифы естественных монополий – как рыночными механизмами, так и через ФАС. ФАС может запретить включать затраты на углеродный сбор в тарифы, но может и не запретить. Это большой вопрос, – признаётся эксперт.

Сама по себе идея введения налога на выбросы подразумевает, что для его снижения предприятия будут стремиться снизить свои издержки путем модернизации и “озеленения” своих производственных процессов. Но опять же, такой механизм может заработать только при очень долгосрочном планировании, когда предприятия уверены в том, что журавль в небе стоит синицы в руках.

Любая модернизация в первоначальный период приводит к росту затрат – на перемонтаж оборудования, переналадку производственных процессов и т.д. Отбиваться эти вложения начнут только через сколько-то лет. И если предприятие работает на грани рентабельности, то ждать эти несколько лет оно просто не сможет, – говорит Кудрин.

Все экологические налоги, которые когда-либо водились, ни одного раза не достигли декларируемой цели, говорит ведущий консультант Главной геофизической обсерватории Санкт-Петербурга Геннадий Менжулин.

Борьба за экологию на моей долгой памяти всегда была либо способом выкачивания денег из государства или частных фондов, либо хобби персон и групп, которым больше нечем заняться, либо замаскированным способом борьбы с конкурентами. Иных мотивов у “борцов за экологию” я не встречал, – рассказал он СНЕГ.TV.

По убеждению Менжулина, нынешнее предложение по введению углеродного налога надо рассматривать именно под этим углом.

Я когда-то сам был борцом за чистоту окружающей среды, пока не понял, что всё упирается в вопрос, откуда взять деньги на все эти “зеленые” инициативы. И я увидел, что люди, пишущие у себя в визитных карточках слово “эколог”, почти сплошь неудачники, не сумевшие заработать на чем-то более реальном. В лучшем случае, это агенты влияния западных организаций, которые ставят целью устранить конкурентов, задушив их вот такими углеродными сборами, – говорит он.

  •  
  • 2
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    4
    Поделились
  •  
    4
    Поделились
  •  
  • 2
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •