ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВО

«Секс имела с росгвардейцем…»: можно ли частушками свергнуть режим

© Коллаж/Снег.TV

В свете жестких и необоснованных разгонов протестов в Москве, Улан-Удэ и других местах, Росгвардия в народном сознании все больше превращается в объект насмешек. Насмешка же, как известно, подрывает репутацию кого или чего-угодно во много раз сильнее, чем любые гневные обличения.

Частушки и прочие язвительные проявления фольклора про “мужественных” защитников режима стали массово появляться в Сети сразу после того, как четверо экипированных гвардейцев бесстрашно скрутили на Пушкинской площади в Москве актера Павла Устинова, “вооруженного” всего лишь… мобильным телефоном.

Главным персонажем издевательских частушек и мемов стал гвардеец Александр Лягин, который так старался превзойти самого себя, что в служебном рвении вывихнул руку, упав на тротуар. Власти же приписали его травму не собственной неуклюжести бойца, а Павлу Устинову. Это обошлась артисту в 3,5 года тюрьмы (правда, приговор пока в силу не вступил).

Секс имела с росгвардейцем,
А он нервный, дерганный,
То плечо ему сломала,
То другие органы.

Росгвардейца полюбила –
Антиресное кино!
За плечо просил не трогать –
Больно нежное оно.

Это только один образец из десятков стишков, десакрализирующих силовиков, моментально распространившихся в Рунете.

Появление анекдотов про власть или ее отдельные институты в России всегда было предвестником распада этой власти, говорит вице-президент Российского общества социологов Михаил Черныш.

Власть может долго держаться на дубинках, если народ этих дубинок боится. Но когда народ начинает над носителями дубинок смеяться, уходит страх, а вместе с ним пропадает ощущение легитимности власти в глазах населения, – сказал он СНЕГ.TV.

Появление анекдотов (в форме частушек и прочих проявлений устного народного творчества) про власть в России почти прекратилось с распадом СССР. Даже в самые тяжелые “переходные” годы анекдоты на эту тему можно было пересчитать по пальцам, и в основном их героем был Владимир Жириновский, который по-видимому, сам поощрял подобный собственный имидж.

Народ не сочиняет анекдоты про правителей, которых он ненавидит. Анекдоты возникают, когда правитель перестает вызывать сильные эмоции и превращается в посмешище, как это случилось с Брежневым. Власть не может быть объектом насмешек, это противоречит самой ее сути – иметь в глазах народа легитимность, – говорит социолог.

Если же брать конкретно Росгвардию, то она, как и любые властные институты (за исключением институт президентства), никогда не были сакральными в глазах россиян, подчеркивает он.

Это не флаг, не герб, не икона, надругательство над которыми может повлечь за собой не только уголовное преследование со стороны государства, но и остракизм со стороны других сограждан. Используя социологическую терминологию, эта силовая структура относится к профанной категории – то есть к институту, который не вызывает у людей “священных” чувств, – объясняет Черныш.

Не надо думать, что анекдотами и частушками можно заставить власть и ее институты, как сакральные, так и профанные, изменить свою политику. Но несерьезное отношение народа к суду, полиции и другим инструментам осуществления властных полномочий является исторически подтвержденным фактом, что “Римская империя” вступила в период упадка, говорит руководитель Центра социального анализа Института глобализации и социальных движений Анна Очкина.

Это переход на качественно иной уровень отношения власти и населения. Это знак того, что люди больше не ждут от власти ничего хорошего. Когда супруги ссорятся, они делают это в надежде переубедить друг друга и тем сохранить отношения. Когда они друг над другом смеются – это значит, что последняя надежда умерла, – сказала она СНЕГ.TV.

Очкина напоминает легенду о том, как Тамерлан раз за разом приходил собирать дань в один и тот же город. Пока жители при его приходе плакали, было понятно, что им есть что терять. Но когда при очередном набеге горожане встретили его смехом, Тамерлан понял, что взять с них больше нечего.

Смех означает исчерпание любых отношений, даже неприязненных. Тот, кто смеется, никоим образом не идентифицирует себя с тем, над кем он смеется. У россиян после московских событий минувшего лета произошел разрыв еще теплившегося где-то ощущения, что от правящего режима можно ждать чего-то хорошего, – считает она.

Насмешки над властными институтами, конечно, не могут свалить режим, но они служат катализаторами разъедания власти изнутри – потому что никому ни в одной “кремлевской башне” не хочется ассоциировать себя с теми, о ком народ слагает похабные стишки.

Внутри самих властных структур, возможно, начинают понимать, что иначе как фарсом проводимую в стране политику воспринимать невозможно. Сам истеблишмент запутался в этом абсурде, властные структуры начинают работать вразнобой. Поэтому вот прямо сейчас, хотя мы этого не видим пока, уже происходит трансформация этих структур. Я уверена, что мы в ближайшее время станем свидетелями как минимум смены каких-то знаковых персоналий, – ожидает социолог.

  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться
  •  
    1
    Поделиться
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •