ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Без утюгов и паяльников: защитит ли новый закон граждан от коллекторов

© Коллаж/Снег.TV

Коллекторы, чей бизнес заключается во взыскании долгов за процент от суммы, получили серьезную поддержку со стороны законодателей. Минюст разработал концепцию нового закона, по которой станет обязательным досудебный возврат задолженности. Он должен заменить вызывающий многочисленные вопросы у рынка закон о взыскании долгов с физлиц (230-ФЗ). 

По новому закону взыскатель сможет обратиться в суд, только если после получения предложения о возврате просрочки должник в 30-дневный срок не вернет долг. Сейчас кредитор может обратиться в суд с хоть с первого дня просрочки.

По подсчетам экспертов, это увеличит рынок агентского взыскания как минимум в полтора раза (до 640 млрд руб. в нынешнем году) и при этом уберет из этой сферы организации, для которых коллекторство является “побочным” видом деятельности (поскольку они должны будут зарегистрироваться в специальном реестре и платить госпошлину 100 тыс. рублей и годовую страховку 10 млн руб).

Принципиально нововведения мало что меняют как для коллекторов, так и должников, оценивает инициативу Минюста гендиректор российского филиала германского коллекторского агентства ЭОС Антон Дмитраков.

Для крупных игроков этого рынка, каким являемся, к примеру, мы, новшества эти мало что меняют: мы и так уже третий год входим в реестр, и так уже платим страховку. Ну разве что госпошлина теперь добавится. Но для агентств с таким портфелем как у нас эта госпошлина погоды не сделает, – сказал он СНЕГ.TV.

Неприятным новое прочтение закона “О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц” станет только для маленьких компаний, которые работают с “мелкой рыбешкой”, полагает Дмитраков. Каким-то из них, скорее всего, придется расстаться с этим бизнесом.

Но это и правильно, потому что делает рынок чище и цивилизованнее. Если коллекторское агентство не в состоянии заплатить 100 тысяч рублей госпошлины, то в чем смысл его существования? – полагает он.

По словам Дмитракова, в России рынок взыскания долгов на сегодня более-менее устоялся: у каждого коллекторского агентства есть своя ниша, и в очередь за токсичными долгами они не выстраиваются.

Кто-то работает с многомиллионными портфелями от больших банков. Кто-то занимается “точечными” долгами, не брезгует и суммами в пять тысяч рублей. Но как на любом рынке, у нас нет ничего раз и навсегда определившегося: кто-то уходит, кто-то приходит. Но игроков, сравнимых по размеру с иностранными агентствами, в России не так много, – говорит глава ЭОС.

Дмитраков подчеркивает, что уход с рынка мелких коллекторов не означает, что и мелким должникам теперь можно будет не возвращать свои условные пять тысяч рублей кредита. “В рамках портфелей мы беремся даже за такие случаи”, – предупреждает он.

Новшества в законе о коллекторстве никаким образом не облегчат и не ухудшат положение должников, прогнозирует финансовый омбудсмен Ассоциации антиколлекторов России Андрей Влас.

Все законы, принимаемые в этой сфере – это движуха ради движухи, попытки придать открытому бандитизму цивилизованный облик, но суть коллекторства от этого не меняется, – жестко охарактеризовал он этот бизнес для СНЕГ.TV.

Тем не менее, признаёт Влас, принятие законов, регулирующих рынок взыскания долгов, приводит к тому, что должники стали меньше бояться просрочить выплаты, потому что знают, что пытать горячим утюгом их сейчас не станут.

Смысл всех законов о коллекторстве – это своего рода государственное крышевание разрозненных коллекторских контор, попытка их укрупнить, чтобы было проще осуществлять это рэкет. В бандитском основе своей бизнесе сложно ожидать механизмов регулирования, сильно отличных от бандитских же, – говорит он.

По словам омбудсмена, коллекторский бизнес – это своего рода “матрешка”, бизнес внутри бизнеса: банки или сами создают коллекторские агентства (формально независимые, но по сути – подразделения финансовых институтов), или включают такие агентства в свои “пищевые цепочки”, то есть де-факто опять же превращая их в свои подразделения.

Будучи формально третьими лицами, такие агентства связаны с банками договорами, по которым до 80-90 процентов плохих долгов возвращаются обратно в эти банки. Банк продает пятимиллионный кейс за тысячу долларов, и потом почти вся сумма выбитого долга делится между коллектором и банком в вышеназванной пропорции, – говорит Влас.

  •  
  • 1
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    6
    Поделились
  •  
    6
    Поделились
  •  
  • 1
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •