ЖИЗНЬ ИНТЕРНЕТ

Сенатор Клишас требует покончить с анонимностью в Интернете

© Коллаж/Снег.TV

С анонимностью пользователей Интернета должно быть покончено, потому что она представляет собой питательную почву для противоправных действий, потребовал сенатор Андрей Клишас, сделавший себе имя на борьбе с “сетевыми хомячками” всех видов.

Уличные протесты и другие виды мошенничества

Сенатор поставил на одну доску торговлю наркотиками, мошенничество, терроризм с одной стороны, и организацию протестных акций, с другой.

Политика особенно пугает сетевая анонимность в связи с деятельностью организаций, которые «могут практически беспрепятственно использовать социальные сети и мессенджеры для проведения вербовки новых членов, распространения своих идей и координации собственной деятельности».

Возможно, в мозгу сенатора ужасом горит пример Молдовы, где в 2009 году правительство было свергнуто фактически руками молодой девушки Натальи Морарь, вооруженной всего лишь Твиттером. Причем Морарь действовала тогда совершенно открыто, не прячась за никами и аватарками.

Клишас даже подсчитал, что “деструктивному влиянию в сети Интернет подвергается 7 миллионов российских подростков, число которых ежегодно увеличивается на 2 миллиона”.

Гюльчатай, открой личико

Очень много путаницы возникает, когда регулированием Интернета начинают заниматься дилетанты, сожалеет профессор Российской государственной Академии интеллектуальной собственности Антон Серго.

Деятели, берущиеся регулировать Интернет, часто валят в одну кучу понятия анонимности, “цифрового следа”, “сетевого забвения” и т.д. Ведь полной анонимности в Сети не существует чисто технически, и обеспечивать ее какими-то специальными законами избыточно, – сказал он СНЕГ.TV.

Как поясняет эксперт, независимо оттого, каким ником пользуется автор сообщения в Интернете, выяснить его личность спецслужбам не составляет никакого труда.

Любая анонимность достаточно условна. Мы ведь и в реальной жизни в каком-то смысле анонимны: никто же не ходит по улицам с раскрытым паспортом в руке! Анонимность в Сети существует только между пользователями, для спецслужб же все они – как на ладони, – говорит Серго.

Национальная программа “Цифровая экономика” предусматривает, в числе прочего, законодательное регулирование “цифрового следа”, так что и здесь сенатор Клишас ломится в открытую дверь.

В концепции указано, что на законодательном уровне необходимо определить понятие “цифрового следа” как совокупности данных о “действиях пользователя в цифровом пространстве”. К ним относится информация, которую пользователь оставляет в социальных сетях и личных кабинетах различных ресурсов (ФИО, дату рождения, контакты, места работы, личные фото и т.д.)

По всей этой совокупности данных, плюс IP-адреса, любого человека и его компьютер можно уже сейчас с высокой точностью идентифицировать, – заключает эксперт.

Приказано забыть

Предложения Андрея Клишаса не просто “плодят излишние сущности”, они противоречат принятому еще в 2016 году закону о “цифровом забвении”, по которому человек может потребовать удаления из Сети всех сведений о себе, которые он считает неудобными для публичного обзора.

Но даже в случае принятия этих предложений они по сути ничего не поменяют, предупреждает завкафедрой телевидения и радиовещания МГУ Андрей Раскин.

Это на самом деле вопрос того, что называют Big Data — алгоритмика контроля за потоками электронной информации. Законодатели ищут правовые механизмы, которые позволили бы анализировать, сортировать и, соответственно, оказывать влияние на эти потоки, – сказал он СНЕГ.TV.

По его мнению, все инициативы, которые выдвигают Андрей Клишас и некоторые его коллеги (в том числе наделавший немало шума закон «о фейковых новостях») несут на себе печать переходного периода, когда, с одной стороны, уже понятно, что Интернет не может существовать бесконтрольно, но при этом пока еще нет четкого понимания, как это контроль осуществлять.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •