ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Игра в «оранжевую угрозу» подвела российскую власть к опасной черте

© Коллаж/Снег.TV

Госдума ищет следы иностранного вмешательства во внутреннюю политику России и прежде всего, в предстоящие выборы в Мосгордуму. В Совете Федерации их  уже нашли. На происки иностранных агентов пытаются «списать» и ставший уже перманентным уличный протест, включая 50 000 митингующих , вышедших на проспект Сахарова в минувшую субботу.

Враг извне

Валить все на злые происки врагов – не самый убедительный ход, однако он открывает перед системой неограниченные возможности для усиления репрессии. А подавление политического протеста в Москве идет именно по «силовому» сценарию и нет никаких признаков того, что в ближайшее время курс может измениться.

Между тем, любой психолог вам скажет:  поиск виновника неприятностей на стороне успокаивает тревогу и облегчает бремя ответственности, однако никак не приближает, собственно, к решению проблемы.

По иронии судьбы, история про иностранное вмешательство в выборы началась в США. Американскому истеблишменту было очень трудно поверить в объективные причины победы Трампа на президентских выборах, гораздо проще оказалось возложить ответственность на «русских хакеров». При этом, надо заметить, в целом государственная система оказалась достаточно стабильной, чтобы позволить генпрокурору Мюллеру придти к выводу: хотя попытки влиять на американские выборы из России и предпринимались, основания говорить о том, что они были успешными, отсутствуют.

Российский истеблишмент, в лучших традициях «холодной войны», поначалу просто «отзеркалил» прозвучавшие в США обвинения, обнаружив у себя свидетельства дискредитации президентской кампании 2018 г. Однако семена упали в благодатную почву. Как учит профессор ВШЭ Симон Кордонский, Россия — сословное государство, а  основной принцип существования  сословной системы — извлечение ренты из какой-нибудь угрозы. Если угрозы нет, ее нужно придумать. Ну а тут, что называется, сами напросились.

Если врага нет, его надо придумать

На самом деле система не испытывает иллюзий по поводу роли внешнего вмешательства , убежден политолог Алексей Чадаев. «Она, наоборот, изо всех сил сама провоцирует это вмешательство, без которого ей очень туго. Потому что управлять ситуацией в контексте борьбы государства с внешними силами у неё инструменты есть. А вот управлять ею же, но в контексте сугубо внутриполитического конфликта – инструментов нет. Поэтому единственный способ вернуть контроль – попытаться сделать внутреннее внешним».

И действительно: не Госдеп спровоцировал скандал, пытаясь укомплектовать Мосгордуму почти исключительно единороссами при рейтинге партии в городе на уровне 35%. Не Госдеп пытался решить эту нетривиальную задачу в стиле «ночи длинных ковшей». Наконец, не Госдеп принял решение зачистить столичный протест при помощи грубой силы без оглядки на то, что несколькими неделями ранее возмущение полицейским произволом в так называемом «деле Голунова» уже вывело на улицы тысячи людей. Ну и, конечно, идея пригрозить лишением родительских прав за поход на митинг сделала бы честь любому аналитику Госдепа — однако реализовывать ее почему-то взялась российская прокуратура.

Новая реальность

На самом деле очень похоже на то, что  именно очевидное и безнаказанное  превышение полномочий со стороны правоохранителей стало  главной движущей силой протеста — и с этой точки зрения довольно бессмысленно сперва под камеры  избивать беззащитную женщину, а затем  надеяться на то, что протест затухнет сам собой  с окончанием регистрации кандидатов в Мосгордуму.  Возможно, в Росгвардии и других полицейских ведомствах искренне считают, что таким образом увеличивают свою «капитализацию» перед руководством страны. Однако  игра в «оранжевую угрозу» подвела российскую власть к опасной черте: если легитимация власти  происходит не за счет демократических процедур (пусть даже формальных), а исключительно за счет силового ресурса — то это уже переход в новую реальность. Силовики, получившие политическую власть, становятся хунтой. А самый сподручный для хунты инструмент управления –  репрессии, более или менее массовые. В зависимости от обстановки.

В этой реальности  фактор иностранного вмешательства в российские выборы  из аргумента, рассчитанного прежде всего на внешнеполитический фронт («а у вас негров линчуют») имеет все шансы превратиться  в инструмент внутренней политики. Тут можно  вспомнить старые добрые советские практики, когда любой законопослушный гражданин неожиданно для себя мог оказаться резидентом сразу нескольких иностранных разведок.

Насколько такая перспектива реализуема в ближайшей перспективе? Возможно, ответ на этот вопрос мы получим по итогам парламентского расследования, которое намерена инициировать  Госдума. Конечным результатом такой работы вполне может оказаться пара — тройка инициатив, предусматривающих санкции… ну, например для «агентов влияния иностранных государств». Пригодится к парламентским  выборам.

  •  
  • 1
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    5
    Поделились
  •  
    5
    Поделились
  •  
  • 1
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •