ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВО

Это только начало террора: чего можно ждать от тотальной QR-кодизации страны?

коллаж/Sneg.TV

Российская власть, похоже, окончательно определилась с тактикой борьбы с пандемией: она переходит к открытому террору в отношении непривитого населения. Правительство на прошлой неделе внесло в Госдуму два законопроекта, которые предусматривают повсеместное введение QR-кодов. Кажется, уже с 1 февраля попасть без прививки можно будет разве что в продовольственные магазины. «Оказалось, что от электронного голосования ботами до реального электронного концлагеря один шаг», — констатирует депутат Госдумы Сергей Обухов, недавно проигравший выборы в Госдуму этим самым ботам в Преображенском округе. Страницы Госдумы в соцсетях ставят рекорды по количеству комментариев, обнаружил Telegram-канал «Методичка», и виной тому законопроект о QR-кодах. Пост о внесении законопроекта собрал в Instagram более 70 тысяч комментариев, во «ВКонтакте» — более 15 тысяч, в «Одноклассниках» — более 500. И комментарии, как легко догадаться, в основном отрицательные. Глубинный народ возмущен, в Instagram распространяется тег #ЕРмыГолосовалиНЕзаЭТО.

Социальный эксперимент

Действительно, если кто не заметил, в стране полным ходом идет внедрение системы, аналогичной китайскому «социальному рейтингу»: в крупных городах уже работают алгоритмы распознавания лиц, они даже научились выписывать штрафы и билеты на метро, а теперь подоспело и правовое обоснование для тотальной слежки за гражданами. Введение системы QR-кодов фактически аннулирует законы, защищающие права человека и тайну личной жизни: новые «аусвайсы» становятся параллельным документом, удостоверяющим личность и дающим право претендовать на различные общедоступные блага, такие, например, как свобода передвижения.  

При этом модный грипп выглядит скорее предлогом, чем реальной причиной нововведений: пока нет серьезных подтверждений тому, что высокий уровень вакцинации помогает снизить заболеваемость коронавирусом. И даже напротив: благополучно вакцинировавшаяся в массе своей Европа именно сейчас демонстрирует максимальные показатели заболеваемости с начала пандемии. И если сначала вакцину продавали как панацею от заболевания, то теперь она лишь «снижает риски тяжелого течения болезни». Впрочем, и это, судя по показателям смертности, которые тоже на пике, пока не точно. Вот экс-мэр Стерлитамака дважды привился, но все равно умер от коронавируса.

Эта музыка будет вечной

Если бы речь шла о войне с пандемией, то вводить противоэпидемические меры следовало бы на пике заболеваемости, а отменять — при снижающихся показателях. Однако пиковые показатели мы уже миновали, обойдясь всего лишь неделей ноябрьских «ковикул». Уже сейчас темп прироста новых случаев в целом по стране снижается, и можно уверенно говорить, что четвертая волна идет на спад. Новые же ограничения собираются вводить после новогодних праздников, до июля, а потом еще могут продлить. Но существуют ли какие-то данные о том, что в феврале — июне активизируется новый штамм? Да еще настолько опасный, что для борьбы с ним понадобился целый федеральный закон? Даже ужасная «испанка», сократившая население земли, по разным оценкам, на 0,9—5,3 %, свирепствовала всего два года, после чего вылиняла в достаточно безобидный «свиной грипп».

Но в прошлом веке эпидемия еще не была бизнесом. Теперь же выгодоприобретателей на почве глобальной истерики даже не пересчитать: это и «большая фарма», и лоббирующие ее интересы международные организации, и национальные правительства, внезапно обнаружившие, что борьба с вирусом дает дополнительные рычаги контроля за собственным населением. В таких условиях эпидемия может и затянуться.

«И это только начало, АО „МММ!“» ©

Но возможность следить за перемещением граждан — только начальный этап всеобщей «кьюаркодизации». Со временем тотальный контроль за людьми через систему QR-кодов может привести к идее регулировать больше и глубже, подсказывают умные люди, да вот хотя бы вводя лимиты на потребление — своего рода аналог талонов. «Например, по QR-коду ты сможешь куда-то войти или поехать не больше двух-трех раз в месяц. В самолет сможешь сесть вообще не больше двух раз в год… Хочешь заказать по интернету — пожалуйста, но QR-код тебе надо будет предъявить при заказе или получении покупок. Выбрал лимит — доплачиваешь за излишки. Кстати, как только тебе придется показывать QR-код не только на входе, но и на кассе при оплате (а до этого дойдет: так можно будет регулировать потребление еще лучше, у нас же все больше и больше товаров маркируются), вот и будет видно, сколько ты набрал вещей.  Превысил норму — пожалуйста, только заплати налог (вот вам и „умное потребление“)».

«В данном случае мы с вами партнеры, мы вам ничего не навязываем, мы с вами вместе должны одинаково переживать за наших близких, друзей и за страну в целом…» — увещевает население вице-премьер Татьяна Голикова. Кажется, даже не отдавая себе отчет, что воспроизводит рекламный слоган компании, ставшей символом «аферы века». «Я не халявщик, я партнер», — убеждает себя Леня Голубков, вложившись в акции МММ. Ну что ж, как говорится, «это только начало».

Конец чумного карантина

Однако эффект от принуждения к вакцинации может быть совсем не тот, на который власти рассчитывают. Недоверие к государству — основная причина срыва кампании по условно добровольной вакцинации (на самом деле меры по понуждению к прививкам применялись и раньше, вот вспомнить хотя бы робкую попытку введения QR-кодов в Москве минувшим летом). Нет никаких оснований сомневаться в том, что на очередной приступ «заботы» о своем благополучии население отреагирует столь же уверенным саботажем. Одни учреждения люди будут бойкотировать, в другие — прорываться с боем, а где-то владельцы бизнесов предпочтут не слишком активно исполнять новые требования — точно так, как сейчас масочный режим в торговых центрах контролируется сугубо формально. И чем сильнее будет давление, тем активнее будет расти «серая зона» экономики, не контролируемая государством. Например, жесткий контроль QR-кодов на транспорте может быть компенсирован развитием сервисов типа BlaBlaCar.

Кроме того, в новую противоэпидемическую схему заложен внутриэлитный конфликт: право вводить новые ограничения отдано на откуп санитарным врачам, которые смогут это делать без согласования с главами регионов, которые худо-бедно, но все-таки понимают, чего может стоить попытка обездвижить значительную часть активного населения. Тем временем экономист Никита Кричевский разжигает, вспоминая историю карантинного («чумного») бунта 1830 года в Севастополе. То ли там действительно случилась вспышка чумы, то ли карантинной службе померещилось, науке это неведомо. Зато хорошо известно, что после двух лет «закручивания гаек» этой самой карантинной службой рассерженные горожане разнесли дом губернатора вместе с его владельцем, на чем карантин и закончился.

  •  
  • 24
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    24
    Поделились
  •  
    24
    Поделились
  •  
  • 24
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Теги

3 комментария

Комментировать