ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Чем Россия ответит на глобальную климатическую паранойю?

коллаж/sneg.TV

Минэкономразвития России разработало четыре сценария стратегии социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов. Каждый из них предусматривает рост российской экономики с темпом, превышающим среднемировой уровень, а также сохранение макроэкономической стабильности. Это позволит существенно увеличить эффективность производства в реальном секторе и секторе услуг, подчеркивается в документе.

Общими задачами, которые необходимо решить в этой связи, авторы проекта называют «формирование в экономике новых «точек роста», повышение уровня инвестиционной активности бизнеса и ускорение процессов технологической модернизации российской экономики», сообщает ТАСС.

Плюс безуглеродная электрификация

Базовый сценарий проекта предполагает сокращение чистых выбросов парниковых газов к 2050 году до 1,194 миллиарда тонн CO2-эквивалента (это меньше, чем в ЕС). Для сравнения: в 2019 году было 1,585 миллиарда тонн. В том числе топливно-энергетический комплекс должен уменьшить выбросы более чем на 300 миллионов тонн (до 629 миллионов). Население и ЖКХ придется «коптить небо» меньше на 25 миллионов тонн (останется 169 миллионов).

Планируется также более чем двукратный рост абсорбции парниковых газов в землепользовании и лесном хозяйстве, что позволит поглотить около 1,1 миллиарда тонн СO2-эквивалента.

При этом выработка электроэнергии будет расти, но в основном за счет безуглеродной и низкоуглеродной генерации, предполагают авторы проекта. А способствовать снижению выбросов будет масштабная электрификация и цифровизация транспорта и технологических процессов в отраслях промышленности.

Создаются условия для широкой реализации климатических проектов, прежде всего, по повышению энергетической эффективности реального сектора экономики, а также по повышению качества естественных поглотителей и накопителей парниковых газов, – говорится в тексте стратегии.

Данный сценарий предполагает развитие инновационных направлений на базе водородной энергетики, точного земледелия, а также создание системы наблюдения за поглощающей способностью природных экосистем на всей территории РФ. Кроме того, проект предполагает введение в нескольких российских субъектах системы квотирования выбросов в рамках эксперимента по достижению на уровне региона углеродной нейтральности.

Возможные альтернативы

Углеродной нейтральности на всей территории России позволит достичь реализация интенсивного или агрессивного сценариев стратегии.

Интенсивный сценарий предполагает более активное сокращение вредных выбросов за счет масштабного привлечения инвестиций в декарбонизацию российской экономики, а также в природный капитал РФ. Должна существенно измениться структура выработки электроэнергии за счет замещения неэффективной угольной и газовой генерации возобновляемыми источниками энергии. Так, суммарная доля производства электроэнергии на атомных и гидроэлектростанциях, а также объектами ВИЭ-генерации вырастет к 2050 году до 73%. При этом для покрытия спроса будет необходимо ввести 280 ГВт мощности, которая будет обеспечиваться за счет строительства солнечных, ветряных и атомных электростанций.

Такие меры позволят снизить углеродоемкость российской электроэнергетики на 45% по отношению к 2019 году. Но на это придется потратить 4% от российского ВВП против 1,5% от ВВП в базовом сценарии.

В агрессивный сценарий заложено все то же самое, но в ускоренном темпе с привлечением более масштабных инвестиций. Тогда страна может достичь углеродной нейтральности до 2050 года «при усилении рисков, характерных для интенсивного сценария».

Реализация агрессивного сценария потребует всеобъемлющего изучения, сбережения и повышения качества всех доступных естественных поглотителей и накопителей парниковых газов, что позволит реализовать имеющийся потенциал увеличения поглощающей способности природных экосистем, оцениваемый в 2-2,5 миллиарда тонн эквивалента углекислого газа в год, – говорится в тексте стратегии.

И, наконец, есть инерционный сценарий, который нацелен на сохранение текущих темпов поглощения CO2, что требует предусмотренных действующими госпрограммами средств в 1% от ВВП РФ. Тогда чистая эмиссия парниковых газов за 2021-2050 гг. превысит показатели ЕС за аналогичный период. Таким образом, данный сценарий не позволит выполнить цели по сокращению чистой эмиссии вредных газов и «не рассматривается в качестве основного», отмечается в документе.

Вынужденная мера

Принятие низкоуглеродной стратегии для России – мера вынужденная, отмечает старший аналитик компании Forex Optimum Александр Розман. ЕС собирается с 2030 года ввести так называемый «углеродный налог» на товары в зависимости от углеродного следа, оставленного при его производстве.

Естественно, большая часть российского экспорта в ЕС автоматически попадает под этот налог, поэтому правительству России не остается ничего другого, кроме как подстраиваться под новые правила, – пояснил СНЕГ.TV эксперт.

Вот только в отличии от ЕС, в России на достижение углеродной нейтральности к 2050 году нет триллионов евро в распоряжении, поэтому сформулированные Минэком сценарии «интенсивный» и «агрессивный» точно не про российскую экономику, а вот «инерционный» и «базовый» вполне реальны, считает он.

Есть сомнения

Очень сложно оценивать проект Минэка по снижению вредных выбросов для промышленности и граждан, когда уровень газификации в стране едва достигает 70%, в отдаленных регионах по-прежнему не только жилые дома, но и объекты инфраструктуры отапливаются дровами и углем, указывает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

По его мнению, вероятнее всего добиться снижения вредных выбросов крупнейшими компаниями нефтегазового сектора, поскольку для этого имеются и средства, и технические возможности.

В остальном для реализации любой из обозначенных программ нужен качественный технологический рывок в добыче сырья и производстве электроэнергии на новых основах – с помощью более «чистых» источников. Это, в первую очередь, природный газ, – рассуждает аналитик.

Природных запасов для реализации такой стратегии в стране достаточно, добавляет он, но нужно решать комплексные вопросы по снижению вредных выбросов угольной и нефтедобывающей (нефтеперерабатывающей) промышленностью. Наиболее вероятным эксперт считает реализацию инерционного сценария Минэка, поскольку для воплощения в жизнь других планов нужны дополнительные крупные материальные ресурсы и технологические решения.

Выбор без выбора


Александр Розман с коллегой не согласен. По его словам, инерционный сценарий можно даже не рассматривать, поскольку в случае его реализации потенциальные потери от «углеродного налога» с российского экспорта в ЕС будут больше тех инвестиций, которые предполагаются «базовым» сценарием.  По самым скромным оценкам, ежегодно на это будет уходить 1,1 миллиарда евро.


Тут, что называется, выбор без выбора. При этом в базовом сценарии делается абсолютно разумный акцент на российские преимущества: учет и расширение поглощающей углекислый газ способности российских лесов более чем в два раза с 500 миллионов тонн до 1,1 миллиарда тонн, а также на постепенное снижение выбросов в российской промышленности, при генерации электроэнергии и электрификации транспорта, – говорит эксперт.


Но, вопреки ожиданиям Минэка, базовый сценарий низкоуглеродной стратегии России, вряд ли станет триггером ускорения российской экономики до темпов выше среднемировых, предупреждает он. Учет и высадка лесов, расходы на приобретение оборудование улавливания углекислого газа, внедрение электротранспорта не могут стать достаточными «точками роста».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •