ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Триумф политического маразма: почему Байден отказался от спич-батла с Путиным

17 марта президент США Джо Байден в интервью телеканалу АВС заявил, что считает президента России Владимира Путина убийцей. Ну, не так чтобы прямо заявил, просто утвердительно ответил на вопрос ведущего. Однако и этого (вместе с объявлением о расширении санкций против России) оказалось достаточно, чтобы вызвать очередной обвал рубля. А кроме того, беззаботное «хм, да» Байдена поставило российские власти в очень трудное положение. Публичное обвинение, выдвинутое одним действующим президентом в адрес другого действующего президента, — это, знаете ли, серьезно, на это следует как-то реагировать. Прежде всего потому, что выступившему с подобным обвинением теперь придется и вести себя соответствующим образом (ну, или как-то объяснять потом избирателю, почему он этого не делает). То есть взаимоотношения двух стран даже не возвращаются в стадию холодной войны — мы уже там, а отправляются куда-то еще дальше. Неслучайно первой реакцией российского руководства стал отзыв посла «для консультаций», что в дипломатической практике рассматривается как шаг весьма радикальный.

Антизападная мобилизация

Кремлю пришлось выбирать из двух возможных вариантов реакции. Наиболее очевидный — просто  проигнорировать выпад американского президента: в конце концов, практически любую выходку можно списать на угасающее здоровье Байдена, который забывает имена своих министров, путает названия стран и давно уже не выступает без бумажки. И, разумеется, можно было возмутиться, использовав очередной виток противостояния как повод для антизападной мобилизации. Собственно, она и так идет полным ходом: внутренние проблемы всегда проще списать на внешнее воздействие, но конфликты многократно повышают эффективность такой мобилизации.

Москва реализовала оба варианта. Сначала дружным фронтом выступили российские политики и пропагандисты. Секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак объявил высказывания Байдена «политическим маразмом», «истерикой от бессилия» и «агонией», официально введя в оборот тег #байденголовногомозга. Российские СМИ многократно и с наслаждением просмаковали падения Байдена на трапе президентского самолета, а политолог Сергей Марков признался, что «трясущаяся рука старика в деменции на ядерной кнопке — это сейчас пугает всех».

Кто как обзывается

Владимиру Путину оставалось только подвести жирную черту под порывами праведного гнева, что он и проделал, скромно пожелав оппоненту здоровья (прозвучало довольно угрожающе, если честно). Российский президент, разумеется, проблем со здоровьем не испытывает и карандаш ловит на лету. Телеведущий Владимир Соловьев всем желающим объяснит, что это говорит о прекрасной спортивной форме главы государства, на что бы там ни намекали авторы отдельных инсинуаций.

Путин также оставил за собой возможность свести все к шутке, ответив на обвинение детской дразнилкой о тех, «кто обзывается» и «так и называется». На этой высокой ноте имело бы смысл дискуссию и закончить: предложение продолжить ее в прямом эфире явно было уже лишним и позволило Белому дому оставить за собой последнее слово.

Путину снова не с кем поговорить

Ответ на предложение Путина провести спич-батл в прямом эфире был дан пресс-службой Белого дома, и вполне оскорбительный: мол, президент Байден уже сказал все, что хотел, и в дальнейшей дискуссии нет смысла.

Звучит обидно. Но вполне объяснимо, если иметь в виду, что жесткая  риторика Байдена предназначалась прежде всего для внутриамериканского пользования. Что касается отношений между двумя странами, то «нужно продолжать искать точки соприкосновения». Проще говоря, Россия снова назначена на роль «империи зла» и пусть не пытается от этой роли отвертеться. В конце концов, экспорт внутренних проблем на внешний рынок — не чисто российское изобретение.

  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться
  •  
    1
    Поделиться
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

3 комментария

Комментировать