ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Впереди только репрессии: новая русская «революция» сделала первый шаг

Революции не случилось, по крайней мере, пока… По разным оценкам, акция протеста в поддержку Алексея Навального собрала от четырех до сорока тысяч участников только в Москве, общее же число вышедших на улицу во всех российских городах в его штабе оценили в 250 тысяч. Возможно, это не так уж и далеко от истины: к окончанию дня «ОВД-инфо» сообщило о 3017 задержанных в 111 городах России — это рекорд за последние девять лет, утверждают там. И это примерно в два раза больше по сравнению с акцией, прошедшей после выхода фильма «Он вам не Димон» в 2017 году (до сих пор именно она считалась рекордом по численности несогласованных общероссийских митингов). Этого явно недостаточно, чтобы власти всерьез задумались о необходимости отпустить Навального. Однако хватит для того, чтобы у них появились основания еще сильнее закрутить гайки.

Все только начинается

Судя по всем приметам, прошедшая акция протеста — далеко не последняя. Нас ждет несколько всплесков уличной активности, предупреждает политолог Евгений Минченко. Первые будут связаны с предстоящими судами в отношении Навального. Летом начнутся протесты против нерегистрации оппозиционных кандидатов, а после выборов в сентябре будут уже уличные протесты по поводу результатов выборов.

Но не факт, что в итоге мы получим повторение «московского лета» образца 2019-го. Отличительная черта нынешней акции — максимально широкая география. Кроме того, по данным первых соцопросов, очень высоким (до 42%) оказался процент тех, кто пришел на митинг впервые. То есть у значительного количества новых людей вдруг нашлись причины отказаться от привычного конформизма и открыто продемонстрировать несогласие с навязанными им правилами  игры. Это означает расширение социальной базы протеста. Процесс небыстрый, но он идет и в какой-то момент может стать лавинообразным. Кстати, версия, что протест будет в основном детским, не подтвердилась: средний возраст вышедших на митинг — 31 год.

Уголовные дела — хороший фон для парламентской кампании

Власть на происходящее реагирует усилением репрессий. Руководитель правозащитной «Агоры» Павел Чиков в воскресенье вечером сообщил о 14 уголовных делах, возбужденных в связи с нападением на силовиков, хулиганством и умышленным повреждением имущества. Их, без сомнения, будет больше: сейчас правоохранители посмотрят отснятое в ходе акций видео, а потом придут за теми, кто бросал в них снежки и бумажные стаканчики.

Есть и что-то новенькое: СКР отрапортовал, что возбудил дело о вовлечении несовершеннолетних в противоправные действия. Статья 152.2 появилась в УК два года назад — как раз после того, как в Москве прошли молодежные митинги по следам фильма «Он вам не Димон» — и грозит лишением свободы до трех лет в случае, если для призывов к участию в несанкционированной акции использовались СМИ или интернет. Так что все идет к тому, что уже стартовавшая де-факто парламентская кампания будет проходить на фоне многочисленных уголовных разбирательств в отношении представителей оппозиции. Хороший повод, чтобы нивелировать все различия между разными «новыми» и «старыми» людьми, которых так старательно взращивали кремлевские политтехнологи на потребу взыскательному избирателю.

«Все дрейфует в сторону простой дихотомии: если ты не одобряешь действия Путина — ты автоматически переходишь в ряды сторонников Навального», — констатирует политолог Аббас Галлямов. И это, уверен он, результат прежде всего реализуемого режимом конфронтационного внутриполитического курса.

С опорой на штыки

В 2011—2012 годах, когда власть впервые столкнулась с кумулятивным протестом, альтернативой «Болотной» стали «путинги» на Поклонной горе, где коллективный «Уралвагонзавод» символично давал отпор «пятой колонне». На этот раз, что примечательно, мы не наблюдаем никаких попыток изобразить общественную поддержку.

И дело даже не в том, что «Уралвагонзавод» с тех пор успел стать банкротом, хотя это чертовски символично. Просто прошедшая минувшим летом конституционная реформа окончательно завершила переход России из разряда условно-демократических стран в группу авторитарных режимов. Снижение электоральной поддержки отныне будет компенсироваться исключительно репрессивными практиками. Других вариантов просто не осталось. Обосновывать все это будут необходимостью защиты от внешних врагов: так, первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак уже объяснил несогласованные акции протеста попыткой Запада «взорвать страну» по зарубежному сценарию.

  •  
  • 1
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    5
    Поделились
  •  
    5
    Поделились
  •  
  • 1
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •