ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

«План Путина» начинает проясняться

© Коллаж/Снег.TV

Владимир Путин внес в Госдуму поправки, позволяющие экс-президенту стать пожизненным сенатором. Примечательно, что сделал он это под вечер в пятницу: именно в это время обычно происходит то, к чему в Кремле не желают привлекать лишнего внимания. Механизм тут простой: в выходные дни подавляющему большинству россиян не до политических новостей, а к началу следующей недели они уже уйдут из топа. Попробуем разобраться, что именно в Кремле пытаются спрятать от публики. 

Судьба президента

Формально проект нового закона о порядке формирования Совета Федерации реализует норму, уже прописанную в поправках к Конституции: прекративший исполнение полномочий президент вправе претендовать на пожизненное сенаторство. Логично было бы предположить, что речь идет прежде всего о «запасном аэродроме» для действующего президента, которому, по идее, рано или поздно придется подумать о сменщике, несмотря на успешную операцию по «обнулению» полномочий главы государства. На старте конституционной реформы на роль такой площадки претендовал в первую очередь Госсовет. Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что Госсовет как был, так и останется совещательным органом при главе государства, а следовательно, никоим образом не решает проблему контролируемого транзита власти.

На первый взгляд, пожизненное кресло в Совете Федерации гораздо больше подходит для реализации предстоящей задачи: в отличие от Госсовета, верхняя палата непосредственно участвует в формировании правительства, назначении судей высших судов и решении других вопросов государственного значения. А по новым правилам президент получает право назначить в Совет Федерации до 30 сенаторов — а это, на минуточку, 10% от его состава. При этом семеро из президентской тридцатки назначаются сенаторами пожизненно.

Кроме того, по уже действующим правилам любой назначенный по президентской квоте член Совета Федерации не может быть сразу же отправлен в отставку вновь избранным главой государства. Это может случиться лишь после его переизбрания на второй срок. Таким образом, экс-президент сохраняет достаточно возможностей для того, чтобы, в случае необходимости, влиять на текущую политическую ситуацию.

Дьявол в деталях

Однако дьявол, как известно, кроется в деталях. Политолог Александр Пожалов обращает внимание на то, что законопроект «несколько выбивается из идеологии обеспечения максимальной преемственности и стабильности властной системы, которой, казалось бы, пропитана обновлённая Конституция»: например, переход в Совет Федерации на пожизненное сенаторство будет не автоматическим, а потребует отдельного политического решения (заявления) со стороны экс-президента. И такое решение может быть отсрочено на три месяца с момента инаугурации нового президента.

Таким образом, экс-президент рискует пропустить процесс «консультаций» по кандидатурам новых министров, в том числе из «президентского» блока силовиков в новом правительстве (а оно автоматически слагает полномочия перед новым главой государства). Ведь, напоминает Пожалов, по новой Конституции и закону о правительстве сенаторы задействованы в официальных «консультациях» по кандидатурам министров «президентского» блока. И это неизбежно усиливало бы принцип преемственности в процессе смены власти.

Если же экс-президент выдерживает паузу со своим переходом в Совет Федерации, то это означает, что правительство — по крайней мере, формально — подбирается новым президентом без процедурного влияния со стороны его предшественника.

Такой порядок позволяет с самого начала полномочий нового президента «развязать» ему руки для любых, даже самых неожиданных кадровых решений. Но как-то это не очень похоже на создание параллельной переходной структуры, не правда ли?

Медведеву придется сделать выбор

Зато внезапно мы обнаруживаем в президентском законопроекте, что и президент, полномочия которого прекращены еще до принятия данного закона, может подать заявление о переходе в Совет Федерации. Правда, такое окно возможностей открывается для него в течение трех месяцев со дня вступления закона в силу.

Поскольку мы имеем только одного президента, чьи полномочия прекращены, сомневаться не приходится: это персональная поправка имени Дмитрия Медведева, который в качестве замглавы Совбеза сейчас находится в довольно двусмысленном положении — как бронепоезд на запасном пути. Пожизненное сенаторство (а там, как поговаривают, и должность спикера Совета Федерации) — гораздо более определенный статус.

Пока нам остается только догадываться, является ли такое кадровое решение своего рода компенсацией за отказ от места второго человека в стране или это часть  предварительного расклада сил в предстоящей большой игре. В любом случае следует понимать, что игра эта фактически уже началась. Просто, как всегда, принципиальные кадровые решения Кремль готовит в строгой секретности и реализует в режиме спецоперации. История с поправками в Конституцию сейчас выглядит как дымовая завеса, за которой непросто разобрать, ради чего это все затевалось. Однако кое-какие «звоночки» можно и различить. Вряд ли, например, была случайной поправка в закон о Конституционном суде, согласно которой его председателем президент может назначить претендента не из числа судей КС. По всей видимости, это еще одна позиция, которая уже учтена в раскладах на переходный период.

С принятием президентского законопроекта Госдума наверняка не станет медлить — скорее всего, это произойдет еще до конца года. Следовательно, принять решение о переходе в Совет Федерации Медведеву придется еще до официального старта парламентской кампании летом следующего года. В этом случае ключевым становится вопрос, кто возглавит «Единую Россию» в ее борьбе за конституционное большинство в парламенте.

  •  
  • 6
  • 18
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    24
    Поделились
  •  
    24
    Поделились
  •  
  • 6
  • 18
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •