ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Придет ли с Дальнего Востока новая русская революция?

© Коллаж/Снег.TV

Массовые протесты в Хабаровске не стихают уже неделю, а задерживают почему-то одиночек, которые встают в пикеты в Москве. Напоминает старый анекдот про мужика, который часы потерял «во-о-он в том лесу», но  ищет под фонарем, потому что «тут светлее».  Действительно, вот уже почти неделю свидетели обнуленной реальности мучительно пытаются постичь логику действий (а точнее, бездействия)  Кремля, ничего не предпринимающего по поводу  волнений, которые постепенно уже начинают распространяются по Дальнему Востоку.

Четвертые сутки пылают станицы

Не  трогать людей в ожидании, что все само собой  рассосется –  не вполне обычная  для Кремля тактика,  традиционно российская власть предпочитает демонстрировать жесткое противодействие любым попыткам протеста. Напрашивается логичное объяснение: Кремль не реагирует, потому что просто пока не очень понимает, что с этим делать. А не знает потому, что категорически не был готов к такому развитию событий. В конце концов Фургал, арест которого так возмутил жителей области  – далеко не первый губернатор, за которым присылают следователей из Москвы, и до сих пор никаких проблем с этим не возникало.  Глава региона, пользующийся реальной,  а не нарисованной поддержкой электората  – настолько редкий зверь, что соответствующую перспективу, похоже, просто не принимали в расчет. Тем более, что по всем приметам арест этот – история не столько политическая, сколько экономическая. И  случись завтра что-то подобное да вот хотя бы с Собяниним или Бегловым, выйдет ли хоть кто-то на улицу? Да только если отпраздновать! А вот на Дальнем Востоке полыхнуло.

Губернатор здорового человека

Именно в силу специфичности сложившейся ситуации  массовые протесты  в  Хабаровске нельзя рассматривать как общенациональный тренд.  Это локальная история – также как, например, как протесты в городе Шиес Архангельской области. Арест Фургала так возмутил горожан, потому что это был их выбор (пусть и сделан он был  назло Москве).  Собственно говоря, именно колониальная по сути своей политика федерального центра привела к тому, что из удобного спарринг-партнера действующего губернатора (на выборах 2013 года единоросс Шпорт получил 64% голосов, Фургал — 19%) он превратился в «народного губернатора». Просто, став главой региона, Фургал повел себя как политик здорового человека: не боялся выходить к людям,  распекал  местных чиновников  (и даже урезал их премии , чтобы обеспечить бесплатные школьные завтраки), запретил членам краевого правительства приобретать билеты в командировки бизнес-класса. Одним словом, неожиданно для себя жители края, показав кукиш Москве, получили очень хорошего губернатора, и вправе были считать это собственным  завоеванием на фоне, который в целом следует признать безрадостным. А теперь их этого завоевания лишили – ну и получите протест, распишитесь. 

Кто виноват и что делать

Стихийные выступления в Хабаровске вряд ли приведут к очевидному  результату – для этого нужна эффективная организация протестующих, а требования должны быть четко сформулированы. Однако выплеснувшиеся эмоции вряд ли стоит списывать со счета: они свидетельствуют об  уровне раздражения, которое копится в недрах загадочного “глубинного народа” и готово выплеснуться при удобном случае.  Проблема в том, что эти случаи становятся все менее предсказуемы на уровне  федерального центра. Тот факт, что в Москве  неделю не могли определиться  со сменщиком Фургала на обезглавленный регион красноречиво свидетельствует: реакция хабаровчан не была ожидаемой для тех, кто санкционировал этот гениальный ход.  Если его вообще кто-то санкционировал. И вопрос о вольном или невольном творце текущего кризиса –  пожалуй, ключевой  во всей этой истории. На версию  “политического” заказа оперативно сработал полпред Трутнев, честно  признавшийся, что в свое время недооценили, мол, усталость населения от Шпорта на выборах 2018 года. Вот и приходится теперь решать проблему при помощи полицейских архивов, закончили за него мысль остальные

Впрочем, еще более удручающей выглядит коммерческая версия происхождения текущего кризиса. Она, в свою очередь, означает, что решения  принимают  одни люди, а  разгребать последствия  приходится совсем другим.

Хабаровск протестует по своей повестке, она сугубо локальная. Призывающие «а давайте выйдем в поддержку Хабаровска», очевидно, этого не осознают, предполагая – теперь должна подняться вся страна. Вот прямо обязана, по их мнению, подняться.

А если не поднимется (а она не поднимется, с чего бы ей подниматься в связи с региональной хабаровской повесткой), заведут старую шарманку о рабах и холопах.

  •  
  • 2
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    10
    Поделились
  •  
    10
    Поделились
  •  
  • 2
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

7 комментариев

Комментировать