ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Игра престолов по-русски: ждет ли Россию новый 37-й год?

© Коллаж/Снег.TV

Новая Конституция — новая реальность. Даже если к началу прошлой недели россияне не успели до конца осознать, где они оказались, то события прошлой недели быстро расставили всех по местам.  Хабаровский губернатор Сергей Фургал  арестован за якобы организацию убийств 15-летней давности.  Журналист Иван Сафронов –  по делу о госизмене. Обыски прошли у   главреда «Холода» Таисии Бекбулатовой, муниципального депутата  Юлии Галяминой, шеф-редактора «МБХ-Медиа» Сергея Простакова  и людей из «Открытой России»,  прокуратура запросила 15 лет члену «Мемориала» Юрию Дмитриеву,  а у бывшего кандидата в президенты Павла Грудинина суд практически отобрал  совхоз имени Ленина.  Тут наблюдатель уже поднапрягся, с какого перепугу у нас силовики как с цепи сорвались? А кое-кто даже начал вспоминать, что Сталинская конституция 1936 года случилась в аккурат накануне репрессий 37 года — и уж не ждет ли нас повторение этого трагического урока?

Никакой конспирологии, просто накопилось

Сторонники правящего режима уверяют, что ничего принципиально нового не происходит: просто у правоохранителей наконец появилась возможность реализовать все то, что было поставлено на паузу из-за карантина и голосования по Конституции. «Почти четыре месяца силовики, как и все остальные, работали в спецрежиме, – объясняет директор   Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков. – Карантин, потом большая политкампания по голосованию. Накопилось. Теперь большинство «помех» снято».  Однако это даже не окно, а форточка возможностей, уверен  политолог Алексей Чадаев, именно поэтому действовать приходится быстро: «До голосования по Конституции было нельзя, после уже почти сразу начинается выборная кампания ЕДГ, а дальше финишная прямая на Думу. Если и винтить всех, кого собирались, то в эти недели».

Рвануло там, где не ждали

Но, накопилось, кажется, не только у силовиков:  после ареста  губернатора Хабаровск бьет рекорды по количеству участников несанкционированных акций в поддержку Фургала.  И никаких попыток разгона пока не наблюдается.  Впрочем, сообщения об обысках у членов ЛДПР, представителем которой является арестованный губернатор, говорят нам: реакция Москвы все же последовала и именно такая, какую стоило ожидать. 

Вот в Москве явно готовились: журналистов, выходивших в одиночный пикет в поддержку  Сафронова задерживали сходу и оперативно  рассаживали по автозакам (хотя по закону одиночные пикеты не требуют согласования и задерживать там особо не за что).  Видимо никто не забыл, что минувшим летом в Москве все началось с ареста журналиста «Медузы» Ивана Голунова, а закончилось «Московским делом» и приличной оппозиционной фракцией в Мосгордуме.

Но, как всегда, рвануло там, где не ждали. Хотя могли бы сообразить: Хабаровский край –  традиционно протестный регион. Даже шедшего в качестве технического кандидата и вполне себе «системного»  Фургала там в свое время выбрали исключительно назло «Единой Россиии». И не трудно было предположить, что  арест губернатора, чей рейтинг в регионе  выше, чем у Путина, теперь будет воспринят населением как выпад против всего населения региона. Очевидно, недооценили именно достигнутый градус раздражения. Или, напротив — правила игры нынче таковы, что это раздражение  можно не принимать в расчет (а потому что у них теперь есть электронное голосование, многодневное выездное голосование и вот этот вот все).

«Мы вам дали Конституцию — а вы нам наручники одеваете!»

Причины, по которым Кремлю понадобилось в силовом режиме менять вполне договороспособного главу региона  (федеральную власть не критиковал, «Единой  России» не мешал, на голосовании за поправки выдал  приличные 62% поддержки)  не очевидны.  Однако очень  нервная  реакция на происходящее  лидера ЛДПР Владимира Жириновского может свидетельствовать о том, что речь идет уже не о происходящем в  конкретном  Хабаровском крае, а о пересмотре  базовых договоренностей между властью и системной оппозицией. Причем о пересмотре в одностороннем, так сказать, порядке  и практически на старте новой парламентской кампании. «Вы просили у нас Конституцию, мы вам дали вам Конституцию! А вы нам наручники на руки! Как при Сталине действуете», — кричал Жириновский. 

Впрочем, по мнению Чадаева, смотреть на происходящее следует еще шире. «Никого, – пишет он, –  не обмануло «обнуление»: группы еще «при живом» и теперь уже официально «вечном» начали активно делить наследство. Фургал, кстати, сюда же – понятно ведь, что конфигурация следующей ГД это важнейший рычаг в начавшейся игре престолов.»

Так что расслабляться в ближайшее время никому не стоит: «игра престолов» – это очень жесткая игра.

  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились
  •  
    2
    Поделились
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •