ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Дамба, которой не было: или Почему государству выгодны катастрофы

© Коллаж/Снег.TV

В минувшие выходные в Красноярском крае на реке Сейба прорвало дамбу. Погибло 17 человек, пятеро  пропали без вести. Не закончиличь еще спасательные работы, а Следственный комитет уже бодро отрапортовал об аресте всех, до кого успел дотянуться: гендиректора и горного мастера компании «Сисим» (она занималась разработкой месторождения, на котором произошла трагедия) Максима Ковалькова и Евгения Александрова, а также начальника участка предприятия. Сообщается, что из всех троих только горный мастер Андрей Еганов признал вину. «Я ж начальник участка, за все отвечаю», – сказал он журналистам.

Стрелочник (начальник участка), ты в ответе за все…

А вот дальше  началось непонятное. Потому что это начальник участка отвечает за все. А контрольно-надзорные органы умеют только проверки, но отвечать ни за что не хотят.

Внезапно выяснилось, что дамба была то ли построена без разрешения, то ли это была вовсе не дамба — одним словом, власти понятия не имели о ее существовании, заявил председатель правительства Красноярского края Юрий Лапшин.

«Есть определенный порядок создания гидротехнического сооружения, которое может таить в себе потенциальную опасность, – говорил Лапшин. –  Инициатор создания такого сооружения должен получить санкции на использование водного объекта, чего сделано не было. Из-за этого соответствующие надзорные службы не имели представления, что в данном месте произведены такие работы»,  объяснял Лапшин.

Ростехнадзор, впрочем,  утверждает, что это была не дамба, а насыпь. На насыпь делать специальный проект не нужно.

Насыпи являются частью технологической схемы по добыче и разработке полезных ископаемых, – рассказал «Российской газете»  –  начальник отдела по надзору за гидроэлектростанциями и гидротехническими сооружениями Ростехнадзора Владимир Пименов. – Поэтому за их состоянием должен следить тот, кто выдает лицензию на разработку полезных ископаемых. После разработки месторождения компания должна разбирать эти завалы, проводить рекультивацию земель. Возвращать русло реки в прежнее состояние. Но этого никто не делал. Артель двигалась дальше – выше по течению реки. Туда переносила свои механизмы. В результате получился каскад из таких перегораживающих устройств. Когда прорвало одну насыпь, произошел эффект домино. Таких насыпей было восемь, все они принадлежали одной артели.

То есть даже не одна незаконная дамба, а восемь — и нас пытаются всерьез убедить, что незаметно было, они это серьезно?

Да только за 2019 год «Симсим» четыре раза проверяли контролирующие организации, выяснили «Открытые медиа» – по одной проверке провели  служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и трудовая инспекция, а  специалисты службы по надзору в сфере природопользования — даже дважды. Брали пробы из той самой реки Сейба, и даже  обнаружили там превышение концентрации загрязняющих веществ.

То есть вот так это и происходит: местное правительство,  Ростехнадзор, Росприроднадзор, трудовая инспекция и какая-то там служба по надзору в сфере защиты прав потребителей ухитрились не заметить, как реку превратили в водохранилище — а ответит за все, конечно, начальник участка. Даже не хозяин «Сибзолота» Алексей Гурьянов, к которому у следствия вопросов пока вроде бы нет.

Король неподсуден

И ведь какая бы трагедия не случилась — будь то пожар, затопление или падение самолета – поиск и наказание виноватых становится обязательной частью ритуала. При этом вопрос о том, кого считать ответственным, всегда решается довольно специфическим образом: на роль «крайнего» подбирают начальника средней руки, в крайнем случае — номинального владельца. Реальный собственник либо бенефициар, как правило, остается за кадром. И уж тем более не при чем — огромное количество контролирующих и проверяющих, весь смысл существования которых, в теории,  сводится к тому, чтобы ЧП предотвратить. Более того, они после очередной трагедии оказываются еще и в выигрыше, потому что появляется повод для новых и новых проверок.

Что, например, мы знаем  полтора года спустя о результатах расследования пожара в торговом центре  «Зимняя Вишня», который работал в самом центре города без официального разрешения на ввод в эксплуатацию? На скамье подсудимых оказались семь человек – бывший гендиректор  кондитерского комбината, на базе которой был построен центр,  экс-техдиректор фирмы, бывший глава компании-арендатора торгового центра, сотрудники компании, которая  обслуживала  систему пожарной безопасности, сотрудник ЧОП и  начальник караула пожарно-спасательной части. Но конечным бенефициаром ТЦ называли  долларового миллиардера Дениса Штенгелова, чья семья живет в Австралии  – а его состояние за прошедший год увеличилось еще на  $50 млн. До сих пор не дошли до суда дела чиновников кемеровского  госстройнадзора, МЧС — то есть всех тех, благодаря кому торговый центр был введен в «незаметно» введен эксплуатацию  о всеми мыслимыми и немыслимыми нарушениями. Зато после  трагедии  МЧС провело проверку около 90 тыс. торговых центров по всей России и выявили 280 тыс. нарушений требований пожарной безопасности.

Или вот, свеженькое: 2 октября пилоту Денису  Евдокимову, управлявшему SSJ 100 «Аэрофлота» 2 октября, было предъявлено обвинение в гибели по неосторожности 41 человека во время посадки в аэропорту  Шереметьево. До этого пилот проходил свидетелем по уголовному делу о нарушении правил полетов или подготовки к ним, потому что, судя по его действиям, Евдокимов  просто не умел управлять самолетом самостоятельно и, когда ему пришлось взять управление на себя, допустил несколько критических ошибок: сажал  самолет с полными баками,  а при отскоке  вместо того, чтобы уйти на второй круг, продолжил приземление. И, по идее, кто-то в компании должен ответить за допуск к полетам недообученного пилота. Но, скорее всего, «крайним» останется Евдокимов.

Они и мы

В большинстве цивилизованных стран трагедии, подобные случившейся в Красноярском крае, заканчиваются многомиллионными исками к компаниям, допустившим аварию. Поэтому они кровно  заинтересованы в соблюдении техники безопасности: их нарушение легко приведет к разорению.

В России любой предприниматель  понимает, что платить коррупционную ренту бесконечным проверяющим все равно придется, а вот на реальном производстве  можно сэкономить.  Пострадавшим все равно заплатит государство  (министр соцполитики Красноярского края Ирина Пастухова уже  сообщила, что семьям погибших из краевого бюджета выплатят по миллиону рублей). Оно же назначит виноватых, принеся одну-две  символические жертвы.

Все это приводит к довольно жуткому, но неизменному выводу: катастрофы, будь то прорыв дамбы, или пожар в ТЦ, по сути, выгодны государству, представленному в нашей стране не классическим институтом, а чиновничьей корпорацией. Каждая новая катастрофа – это новые проверки и новые проверяющие, а значит и новые взятки, откаты, и их перемещение снизу вверх по системе капилляров чиновничьих связей. И пока государство будет оставаться таким, каким оно сегодня является, конца авариям и техногенным катастрофам не предвидится.

И уже не приходится удивляться тому, что очередная попытка сокращения контрольно-надзорного давления на бизнес в 2019 году привела к очередному росту проверок —  на треть, по данным Института проблем правоприменения Европейского университета.

  •  
  •  
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    8
    Поделились
  •  
    8
    Поделились
  •  
  •  
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •