ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Власти нашли способ сажать защитников Конституции в обход самой Конституции

© Коллаж/Снег.TV

Решение Конституционного Суда РФ не является основанием для прокуратуры требовать уголовного наказания участникам оппозиционных митингов, считают в Генпрокуратуре.

Гособвинение разъяснило свою позицию по делу Константина Котова, осужденному за неоднократное участие в несогласованных акциях (ст. 212.1 УК РФ) на четыре года в колонии.

Тверской суд Москвы вынес такой приговор, проигнорировав постановление КС от 2017 года о том, что если нарушение порядка организации публичного мероприятия имело формальный характер и не повлекло за собой негативных последствий, оно не может рассматриваться как уголовное преступление.

Чтобы “вывернуться” из юридического противоречия и не выпустить обвиняемого, Генпрокуратура в лице прокурора Ярослава Мыца заняла в суде позицию, что Котов ” подверг опасности граждан, случайно оказавшихся в местах массового скопления людей”.

Конкретно, действия Котова привели к нарушению правил дорожного движения и созданию помех для прохода граждан по улицам и к достопримечательностям.

Котов – второй осужденный по ст. 212.1 за всё время ее существования: первым был Ильдар Дадин, он получил два года. Но его приговор был отменен после того, как КС признал 10 февраля 2017 года применение ст. 212.1 противоречащим Конституции.

В правовом государстве, в котором признаются многопартийность и политическое разнообразие, не исключается протестное выражение к проводимой органами госвласти политики, причем реагирование на него должно быть нейтральным. Публичные власти должны проявлять толерантность, даже когда такие собрания мешают, иначе их свобода лишилась бы своего существа. Следовательно, необходимо доказать общественную опасность мирных собраний, и только в случае их доказанности может наступить уголовная. Выявленный КС конституционно-правовой смысл положения статьи 212.1 УК является обязательным для правоприменительной практики, законодателю предложено внести в статью соответствующие изменения  – постановление КС РФ от 10.02.2017

Приговор Тверского суда настолько противоречит и юридическим нормам, и здравому смыслу, что апелляции на приговор Котову подали сразу 13 адвокатов (желающих было еще больше, потому что это дело прямо затрагивает профессиональную гордость адвокатского сообщества).

Формально, решение КС по правоприменению той или иной статьи УК обязательно к исполнению без каких-либо дополнительных разъяснений. Но на практике это далеко не всегда соблюдается, говорит руководитель аппарата Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Петр Кучеренко.

Если КС признал статью УК противоречащей Конституции, Правительство в течение полугода должно внести в Госдуму законопроект об ее отмене, а до той поры применение этой статьи замораживается. Однако на практике, как мы видим, одна из сторон судебного процесса пытается находить юридические лазейки, чтобы не выпускать эту статью из своего арсенала, – сказал он СНЕГ.TV.

Такие лазейки бывает достаточно просто (при желании) найти, поскольку КС оценивает не текст конкретной статьи УК, а совокупность норм. Поэтому в реальном правоприменении, которое формулируется как “два юриста – три мнения”, прокуратуре может не составить труда так сформулировать обвинения, что они пройдут между оценками КС как вода между камнями.

Отмена приговора по той же статье 212.1 в отношении Ильдара Дадина никоим образом не обязывает судей руководствоваться тем решением, так как формально в российском УПК не существует прецедентного права.

Но постановления КС и решения пленумов Верховного Суда РФ являются одним из источников права. Поэтому хотя стороны в судебном процессе вправе толковать эти документы каждая в свою пользу, судья такой вольности себе позволить не может – иначе его решение будет отменено в апелляционной инстанции, – объясняет Кучеренко.

Позиция прокуратуры по делу Котова зиждется на том, что он нарушил определенные статья КОАП многократно, и поэтому количество перешло в качество – из административной плоскости в уголовную, говорит завкафедрой конституционного и муниципального права Российской правовой академии Вадим Виноградов.

До разъяснения КС от 2017 года складывалась ситуация, когда даже однократное нарушение статьи КОАП автоматически подпадало под статью УК, то есть качественный скачок происходил без накопления количества нарушений. КС верно указал на это противоречие и посоветовал его исправить, – сказал он СНЕГ.TV.

При этом далеко не все статьи КОАП на практике подвержены переходу количества их нарушения в качество. К примеру, те же нарушения ПДД – иначе подавляющее число автовладельцев уже давно топтали бы зону. Тем не менее, прокуратура обосновывает требование уголовного наказания Котова в том числе именно четырехкратным нарушением им правил дорожного движения.

За простую повторность одного и того же административного нарушения уголовное наказание возникать не может; для этого должно появиться какое-то новое качество таких нарушений. Специалисты по уголовному праву крайне негативно относятся к криминализации административного проступка исключительно на основе частоты его совершения, – говорит юрист, добавляя, что всё это – научные построения, не обязательно исполняемые в практике судов.

Минюст и Госдума еще в 2017 году отказались исправлять ст. 212.1 УК, тем прямо поставив под сомнение полномочия КС, который предложил им такие поправки внести. Там сослались на то, что в решении КС нет категоричных указаний, – упомянуто лишь, что “законодатель правомочен” поправить спорную статью УК.

  •  
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    4
    Поделились
  •  
    4
    Поделились
  •  
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •