ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Настоящая игра престолов: «московское дело» как зеркало войны кремлевских башен

© Коллаж/Снег.TV

Павел Устинов, признанный виновным в применении насилия к  представителю власти (боец Росгвардии утверждает, что вывихнул об него руку) освобожден, но не оправдан. В понедельник Мосгорсуд пересмотрел приговор, вынесенный Тверским районным судом и заменил Устинову  реальный срок на условный.  Теперь парень не уедет в колонию за то, что стоял с телефоном у станции метро, а просто походит пару лет под надзором и получит в биографию  «черную метку» на всю оставшуюся жизнь. Глава Росгвардии Виктор Золотов прямо как в воду глядел: если человек невиновен, то ему можно дать год условно, зверствовать то зачем?

Между тем, даже такое, условно вегетарианское решение далось, судя по всему,  невероятным усилием политической воли.  Изрядно проржавевшие тормоза  правоохранительной машины включились со страшным скрипом и скрежетом. И еще неизвестно, куда эту машину теперь занесет.

Шел на встречу, а попал под ОМОН

Напомним, как все происходило. В течение  всего сентября столичные суды стахановскими  темпами, иногда заседая до ночи,  штамповали обвинительные приговоры участникам так называемого «дела о массовых беспорядках» – речь идет о несанкционированных митингах в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму от оппозиции. На два и три года колонии осуждены  Даниил Беглец и Иван Подкопаев, по три и три с половиной года получили Кирилл Жуков и Евгений Коваленко. Всем инкриминировали насилие к представителю власти  – кто подержал полицейского за руку, кто за забрало шлема…

Приговор Устинову вписался в общий ряд, но с одним существенным отличием: если все прочие участники митингов своего участия в них не отрицали, то Устинов с самого начала доказывал, что вообще был не причем. Шел на встречу, а попал под ОМОН.  Ему повезло: сцену задержания засняли журналисты, и видео эту версию подтверждает . Однако Тверской суд видео смотреть отказался — ему и так все было ясно. Прокуратура просила для Устинова шесть лет лишения свободы, дали три с половиной. Как говорится, и на том спасибо. Но вот потом началось непонятное.

Странные сближения

Сначала у Устинова обнаружился новый адвокат — глава общественного совета при МВД,  бывший член Общественной палаты и бывшее доверенное лицо президента Владимира Путина на выборах  Анатолий Кучерена, который сообщил, что  его пригласил Константин Райкин. Затем стало известно, что материалы по делу затребовала уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. На следующий день несколько десятков актеров, певцов и знаменитостей выступили с требованием освободить Устинова, а секретарь Генсовета партии «Единая Россия» Андрей Турчак назвал обвинительный приговор Устинову «вопиющей несправедливостью». Последней, буквально на лету переобулась прокуратура, еще накануне требовавшая посадить Устинова на шесть лет.

Замгенпрокурора Юрий Пономарев внезапно потребовал отпустить осужденного под подписку о невыезде, а затем обжаловал и сам приговор «в связи с несправедливостью назначенного ему наказания вследствие его чрезмерной суровости».

Политическое решение

Разумеется, в ведомстве Юрия Чайки нипочем не признаются — кто заставил гособвинение совершить этот немыслимый пируэт. Однако мы тоже умеем складывать два и два. Новейшая история отечественного судопроизводства знает только один случай столь стремительного извлечения уже осужденного человека  из застенков — это был Алексей Навальный. Выслушав обвинительный  приговор по «первому делу Кировлеса»,  он и суток не провел в СИЗО — оппозиционеру (кстати тогда тоже по требованию прокуратуры) оперативно изменили меру пресечения на подписку о невыезде, а вскорости и приговор к реальному сроку лишения свободы — на условный.

Мы помним, что Навальный тогда был очень нужен в Москве на выборах мэра в качестве соперника Сергея Собянина. Причем, нужен настолько, что ему даже подписи для прохождения «муниципального фильтра» помогли собрать единороссы.

Понятно, что такую команду могли отдать только в Кремле, и это как-то подозрительно совпало со  слухами  о слишком больших политических амбициях московского градоначальника. Понятно, что 27% Навального не оставили им шанса.

Казалось бы, парадокс, но и на этот раз все выглядит так, как будто  «московское дело» торпедировано на самом высоком уровне. Не дошедшие до суда дела в отношении большинства участников «массовых беспорядков»  прекращены, подозреваемых начали отпускать по домам. Устинова отпустили, хоть и не оправдали  (тогда пришлось бы судить уже «пострадавшего» росгвардейца за лжесвидетельство). Наконец, даже митинг в поддержку политзаключенных 29 сентября  был разрешен и прошел без серьезных эксцессов.

За такими  непоследовательными, на первый взгляд, действиями власти легко разглядеть «контратаку» внутриполитического блока Кремля — если предположить, что там не оценили чрезмерной активности силовиков, фактически определивших лицо последней избирательной кампании. До сих пор существование противоречий внутри системы оставалось «схваткой бульдогов под ковром»  – но ожидаемый в 2024 году транзит власти обостряет противостояние. И похоже, что именно сейчас решается, кто будет определять его основные параметры и направление.

  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились
  •  
    2
    Поделились
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •