ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Сядут все: зачем СКР поменял квалификацию дел участников протестов

© Коллаж/Снег.TV

От двух до пяти лет лишения свободы получили несколько обвиняемых в участии в “массовых беспорядках” в Москве, как власти называют акции протеста москвичей, возмущенных нарушениями в ходе предвыборной кампании в городскую Думу.

Одновременно Следком РФ прекратил уголовные дела в отношении ряда других подозреваемых по той же статье 212 УК. Но это не значит, что они вышли сухими из воды: просто дела переквалифицированы по другим статьям, в частности, 280-й (“Экстремизм”).

Оттого, что СКР решил переквалифицировать деяния некоторых подозреваемых, им вряд ли станет легче, скорее наоборот, предполагает президент Российской секции Международного общества прав человека Владимир Новицкий.

Статья “Призывы к экстремизму”, строго говоря, более тяжелая, чем статья “Массовые беспорядки”. Вторую при желании можно свести к хулиганству, а вот первая вменяет государственные преступления. Участие в беспорядках можно оправдывать эмоциональным порывом, стадным инстинктом и т.д. А вот если человеку “шьют” экстремизм, это подразумевает, что он – идейный противник государства, хорошо осознающий свои поступки, – сказал СНЕГ.TV юрист.

То, что следователи решили переквалифицировать вину ряда подозреваемых, означает лишь то, что им не удалось “подшить” имеющиеся доказательства под статью 282, в то время как чтобы обвинить человека по 280-й, каких-то “вещественных доказательств” не требуется.

“Беспорядки”, по определению – это участие в каких-то физических действиях на местности – хотя бы просто потянуть полицейского за руку, как это сделал получивший два года колонии Данила Беглец (который, при этом, свою “двушечку” получил тоже не по 282-й, а по статье 318 УК “Насилие в отношении представителя власти”).

Судя по последним событиям, следователи поняли, что «беспорядками» произошедшие в июле-августе события можно назвать с большой натяжкой, и они сейчас поэтому пускают в ход “план Б”, позволяющий им и на елку залезть, и погоны не поцарапать.

Ведь чтобы получить срок за “экстремизм”, человеку вообще ничего делать не надо, он может пойти в тюрьму прямо из собственной квартиры (как это на днях произошло с журналистом Ильей Азаром – правда, ему вменяется административное правонарушение, но сути это не меняет).

Закон о борьбе с экстремизмом трактует это явление настолько широко, что под статью 280 УК РФ следователь может подвести любого задержанного тоже не вставая из-за стола. При желании, под этот закон можно подверстать любое несогласие лица с действиями власти или ее силовых структур, – говорит юрист.

Впрочем, добавляет он, никто не помешает следствию вменить одному человеку “в довесок” к экстремизму и участие в беспорядках, и насилие к представителям власти.

Следователи выбирают, какую статью вменить подследственным, не наугад, а по тому набору улик, которые есть у них на руках, уточняет юрист Валерий Черников.

Если человек просто сорвал с полицейского погоны, бросил на землю и растоптал его фуражку и ударил его по голове огнетушителем, то это однозначно статья 318. Если же он при этом кричал “Долой кровавый режим!”, то это позволяет следователям квалифицировать эти действия по статье 280, – разъяснил юрист тонкости правоохранительной теории.

Важно, продолжает он, что для следствия совершенно не играет роли мотивация того или иного поступка подследственного. Важен поступок как таковой.

Человек мог напасть на полицейского из хулиганских побуждений, или просто “за компанию”, в душе не замышляя ничего революционного. А мог кидать в полицейского бумажные стаканчики, видя в нем олицетворение режима. Для следователей разницы между ними нет никакой. Важен сам факт, что человек пришел на несанкционированное мероприятие, вместо того, чтобы законопослушно сидеть дома, – подчеркивает Черников.

  •  
  •  
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    6
    Поделились
  •  
    6
    Поделились
  •  
  •  
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •