ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВО ПОЛИТИКА

Время менять шамана: почему карго-культ выборов больше не работает

© Коллаж/Снег.TV

Похоже, «умное голосование» Алексея Навального пугает московские власти не меньше, чем  уличные акции. Как только экс-кандидат в Мосгордуму Илья Яшин призвал сторонников поддержать на выборах коммуниста Владислава Колмогорова в рамках «Умного голосования», так  на следующий же день Колмогоров снялся с выборов. Внезапно при регистрации всплыла давняя погашенная судимость, как объяснял сам Колмогоров. Что примечательно, о судимости этой никто Колмогорову ни слова не сказал, хотя кандидатов пробивают по всем полицейским учетам, а сама по себе судимость — не бог весть, какая тайна, но при этом основание для отказа в регистрации.

Новая формула

С объявлением своего «заместителя»  Яшин, конечно, поторопился. План «умного голосования» предполагает, что инструкции  избиратели  получат не раньше, чем через пять дней до выборов: к тому моменту кандидатов уже нельзя будет снимать по разным формальным причинам. Ведь приход на участки протестно настроенного и хорошо организованного электората — страшный сон мэрии, который ставит крест на стратегии текущей кампании. Напомним, что изначально  ставка делалась на сушку явки и мобилизацию административно зависимого избирателя. Предполагалось, что на этих выборах, как и многих предыдущих, голосовать будут 18 — 20% избирателей, и голосовать, в основном, по разнарядке — сотрудники органов власти и правоохранительных органов, работники управляющих компаний и бюджетных организаций, собесы от имени своих подопечных. Именно таков «в разрезе» традиционный московский избиратель на региональных выборах. Никто не ждал, что нынешняя кампания вдруг превратится в референдум о том, хотят ли москвичи жить в полицейском государстве и регулярно попадать под дубинки «Росгвардии». Однако что выросло — то выросло. По последним прогнозам, явка в Москве ожидается на уровне 30% — и это плохой сигнал для кандидатов от власти, ведь основная часть прибывших избирателей придет, что бы проголосовать против ее кандидатов. Кажется, столичной мэрии наконец удалось то, чего на протяжении долгих лет не могли добиться бесконечные  «координационные советы» – реального объединения оппозиции. Трудно было,  пришлось  полтора месяца электорат дубинками по бульварам гонять, но ничего — справились.

Разумеется, будут еще снятия наиболее опасных, с точки зрения московских властей, кандидатов. А соратник Навального Леонид Волков так вот просто уверен, что и сайт «умного голосования» за несколько дней до выборов попытаются заблокировать (собственно, Роскомнадзор пытался это сделать еще в 2018 г., но что-то не заладилось). Однако факт остается фактом — предстоящие выборы пойдут по формуле «за любого против «Единой России». И теперь ключевой вопрос — каким образом будут «утилизированы» протестные голоса  и как на это отреагирует система.  Потому что московский казус уже никто не рассматривает как исключительно региональный: всем понятно, что это, по сущесту, репетиция парламентской кампании. И готовиться к этой кампании придется по новым правилам, продиктованнным московской протестной повесткой. Просто замаскировать единороссов под самовыдвиженцев не получится, теперь проверено.

Напомним, в 2011 г.  сценарий «за любого кроме кандидата от ЕР» больше всего дивидендов принес вполне «системным» КПРФ и ЛДПР . Аналогичная история произошла в ходе губернаторских кампаний 2018 г. – во Владимирской области и Хабаровском крае края победу неожиданно для всех ( в том числе и для себя) одержали  кандидаты от ЛДПР, в Хакасии — коммунист. 

Формально все они — представители  системных партий, то есть люди вполне «договороспособные», иначе бы их и в спойлеры бы к кремлевским «назначенцам» в губернаторы  не взяли. Однако вариант даже такой, вполне лояльной альтернативы, вряд ли устроит Кремль в ближайшей песпективе.

Из жизни папуасов

Проблема в том, что в современной  России выборы практически  никогда не были по-настоящему работающим инструментом демократии. С момента расстрела «Белого дома»  – когда де-факто было отменено разделение властей, в пользу президентской вертикали, электоральные процедуры превратились в элемент специфического карго-культа. Как, собственно, и прочие элементы демократического обустройства глубоко феодального, по сути своей, общества. 

Подобно тому, как примитивные цивилизации строят муляжи  самолетов из глины и палок в ожидании изобилия, в России на протяжении десятилетий исполнялся  ритуал, обеспечивший  сохранение внешних признаков демократии. Которые, как предполагалось, приведут страну к процветанию. В реальности же ритуал всегда сводился к легитимизации действующей власти — в том формате, который она сама считала необходимым. Поэтому оказалось так просто отменить выборы губернаторов в 2004 году — а потом вернуть их в 2012 г.

Но с этой точки зрения любое отклонение от заранее построенного сценария, даже в пользу ни в чем не повинного спойлера, означает утрату управляемости всей вертикалью. А этого уже допускать никак нельзя.

Мы видим, как столкнувшись с внезапным  отказом  привычных механизмов управления ситуацией (телевизор, административный ресурс, рейтинг Путина) система начинает поиск новых.   «Единая  Россия», например,  предлагает ввести обязательный для всех участников выборов сбор подписей (фактически это означает полную ломку сложившейся партийной системы, но раз пошла такая пьянка — то кого это волнует).  Столичные власти внезапно бросились продвигать интернет-голосование. Ведь бюджетников на участки еще пригнать надо, до пенсионеров дойти с урной, а так все голоса  через МФЦ можно спокойно оформить, и никакой наблюдатель через плечо заглянуть не сможет. Система электронного голосования, которую должны протестировать уже на этих выборах в Мосгордуму  настолько сырая, что за две  недели до дня выборов ни одного испытания не смогла пройти успешно. Зато открывает неслыханные возможности для манипуляций с голосами и, судя по публичной  активности главного общественного защитника московских выборов Алексея Венедиктова, именно в ее раскрутку вложена немалая часть бюджета, традиционного выделяемого для того, что бы обеспечить привод избирателя на участки.

Одним словом, новые времена требуют новых технологий, но нет никаких гарантий, что только за счет технологий проблему удастся решить. Потому что в какой-то момент окончательно оголодавшие туземцы могут решить, что раз самолеты никак не летят, значит  религия, которой они искренне служили столько лет  — неправильная, и надо срочно менять шамана. В смысле, отменять выборы и прочую демократию.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •