ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Репетиция 2024: мэрия Москвы разбудила призрака «оранжевой революции»

© Коллаж/Снег.TV

Стремление московских властей провести «стерильные» по составу и количеству участников выборы в Мосгордуму спровоцировало  полномасштабный политический кризис: вот уже четвертые  выходные подряд гуляющая по бульварам оппозиция и гоняющие ее дубинками омоновцы становятся главной доминантой неуклонно хорошеющей столицы. Но возбужденное на прошлой неделе уголовное дело о массовых беспорядках и обвинения в отмывании денег, выдвинутые в отношении сотрудников Фонда борьбы с коррупцией, — свидетельство резкого повышения ставок в этой игре. Плюс федеральные телеканалы, до сих пор практически не замечавшие столичных протестов, синхронно сделали их центральной темой итоговых выпусков новостей, подвергнув безусловному осуждению «массовые беспорядки, спланированные и хорошо подготовленные». А ВЦИОМ опубликовал результаты опроса, согласно которым 54% москвичей одобрили недопуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму и 61% — силовой разгон протестных акций.

Роковая ошибка Москвы

Такая слаженная реакция недвусмысленно говорит о том, что выборы столичного парламента превратились в событие федерального масштаба. Причем событие, вызывающее страх, если не сказать панику. 

Террор представляет собой большей частью бесцельную жестокость людей, которые сами напуганы и стараются успокоить себя, — напоминает политолог Аббас Галлямов слова классика.

Призрак «оранжевой революции» бродит по Москве. И, кажется, ему здесь рады.

Действительно, гораздо проще увидеть в происходящем происки внешнего врага, а не естественное следствие собственных ошибок. Между тем мэрия много сделала для усугубления текущего кризиса: ставка на «сушку явки» и инерционный сценарий в условиях общего роста протестных настроений была явно ошибочной. А попытка   игнорировать несистемную оппозицию привела к совершенно предсказуемому результату: «рассерженные горожане», упоенные  недавней победой в «деле Голунова», с азартом бросились развивать успех. На самом деле конкуренция между несколькими оппозиционными кандидатами в пределах округа или даже предоставленная некоторым из них возможность честно побороться за мандат в некоторых округах обеспечила бы гораздо более экологичный результат. Но, судя по всему, столичные чиновники избегают сложных стратегий.

По законам подлодки

Кремль в этой ситуации тоже выглядит не в лучшем свете, поскольку демонстрирует то ли отсутствие, то ли полный паралич системы согласования внутриполитических решений по линии «регионы федеральный центр». Такое впечатление, что выводы из вторых туров губернаторских выборов, прошедших прошлой осенью, так и не были сделаны. Ну или были сделаны какие-то очень специфические. Мы наблюдаем применение силы на опережение. Если в 2012 году силовой разгон демонстраций и «болотное дело» начались после выборов, то сегодня мы имеем полный набор уже на старте избирательной кампании. Не хочется даже думать о том, как и чем она может закончиться.

Политолог Владимир Пастухов считает, что инструкцию по технике «политической безопасности» в администрации президента списывали с правил борьбы за живучесть подводных лодок: пожар должен быть локализован там, где он начался, главное — ни при каких обстоятельствах ему нельзя дать перекинуться на соседний отсек. Именно поэтому в Москве сейчас наглухо задраивают люки, не считаясь с политическим жертвами.

Такой логикой эксперт объясняет проводимую властями политику сегрегации радикальной оппозиции, навязчивое желание изолировать ее от политического класса. Он сравнивает оппозицию с дрожжами, которые могут бурлить как угодно, — но, чтобы взошло тесто революции, дрожжи должны смешаться с мукой. Именно этот момент в Кремле всеми силами стараются предотвратить.

По крайней мере, такая версия объясняет, почему даже очень расплывчатая перспектива легализации хотя бы одного оппозиционного депутата в Мосгордуме воспринимается как падение Берлинской стены.

Репетиция удалась?

Разумеется, на самом деле никто (включая самих кандидатов) не воспринимает участие в московской кампании как исключительно региональную историю. Реакция на них такая, как будто Гудков, Яшин и Соболь уже штурмуют Кремль. Не случайно СКР вдруг возбудился по поводу легализации денег, полученных сотрудниками ФБК в 2016—2018 годах — то есть в разгар «президентской» кампании Алексея Навального.

У  этих людей не было ни цели подписи собрать, ни в гордуму попасть. Зачем им это? Ведь если их фамилии появились бы в бюллетенях, они набрали бы не больше 1% голосов, настаивает председатель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов. Им эти выборы нужны лишь как способ обкатки технологий к выборам в Государственную думу, которые состоятся в 2021 году. Своеобразная репетиция борьбы за отмену сбора подписей.

Что же, репетиция явно удалась, причем с обеих сторон, ибо не только оппозиция готовится к предстоящему избирательному циклу 2021—2024 годов. Тут лишь бы не вышло в итоге как в известном анекдоте про медаль Николаю II от советской власти — за создание революционной ситуации. Ну а пока единственный результат, который почти со стопроцентной гарантией вытекает из массовых гуляний под омоновскими дубинками, — это максимальная политизация предстоящих выборов. Оппозиционно настроенные избиратели, которых не пустили на митинг, обязательно придут на избирательный участок, и придут с фигой в кармане.  

  •  
  • 1
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    4
    Поделились
  •  
    4
    Поделились
  •  
  • 1
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •