ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВО ПОЛИТИКА

Черная метка Собянину: столичные власти «не вовремя» обидели москвичей

© Коллаж/Снег.TV

Оппозиционные кандидаты, претендовавшие на места в Мосгордуме,  начали получать отказы в регистрации и в прошедшие выходные вывели на улицу около 1000 человек. Спонтанная и потому несанкционированная акция за допуск независимых кандидатов на выборы закончилась массовыми задержаниями — по данным ОВД-Инфо, за решеткой оказались около 40 человек.

«Принимали» жестко всех, включая несостоявшихся кандидатов.  Тем временем шансы на  то, что текущей кампании удастся сохранить «приличное лицо» стремительно улетучиваются, а у столичной прогрессивной общественности  появилось новое развлечение: искать и находить себя в списках избирателей, официально признанных несуществующими.

Испытанный метод

Интрига в том, что для отбраковки неугодных кандидатов столичные избиркомы использовали испытанный и еще ни разу не подводивший механизм под названием «проверка подписей избирателей». Напомним, что по закону каждый кандидат должен собрать определенное количество подписей  избирателей округа – для подтверждения, так сказать, своей политической состоятельности. От такой обязанности освобождены только кандидаты, выдвинутые парламентскими политическими партиями. Необходимое на выборах в Мосгордуму количество составляет 3% подписей от всех избирателей округа  – это от 4,5 тыс. до 5,5 тыс автографов.

Собранные кандидатам подписи проверяет сначала полицейский графолог, затем их «пробивают»  по базам ФМС и ГАС «Выборы». Основной смысл процедуры  заключается в том, что отбраковать можно любое количество подписей. Поводом для этого становятся как незначительные ошибки сборщиков (например, вместо «город Москва» в подписном листе указано г. Москва), так и просто уверенность графолога в том, что подпись не настоящая. Отдельная история — базы ФМС и ГАС «Выборы», которые вообще  живут какой-то своей жизнью (например, у нас перед каждыми выборами число избирателей мгновенно сокращается на сотни тысяч, а после выборов также стремительно восстанавливает утраченное).

Система не подвела и на этот раз. В субботу окружные избиркомы начали выдавать заявившимся протоколы о результатах проверки их подписей. И если кандидаты от  власти  и спойлеры проходят без проблем, то у оппозиционных кандидатов обнаружена  недопустимая доля недостоверных подписей. В итоге, участие в выборах не смогут принять муниципальные депутаты Илья Яшин, Константин Янкаускас и Юлия Галямина, член СПЧ Андрей Бабушкин, соратники Навального Любовь Соболь и Иван Жданов, бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков, а также члены «Яблока» Сергей Митрохин, Кирилл Гончаров и Елена Русакова.

Сбой системы?

Но на этот раз практически сразу стало понятно, что что-то пошло не так. Традиционная легенда, возлагавшая вину за некачественный сбор подписей на кандидатов,  перестала работать, и вызвала встречный поток обвинений в неправильном вводе данных.

Очевидно, дело в том, что на этот раз сбор подписей независимыми кандидатами велся за счет широкой поддержки единомышленников и сочувствующих: задачу поставить подпись за «своего» и привести десять друзей многие  воспринимали как гражданский долг. Поэтому политически продвинутые москвичи быстро узнали, что их подписи  признали несуществующими или недействительными. А узнав, сильно расстроились — как, например, профессор ВШЭ Елена Лукьянова или муниципальный депутат Илья Азар  и многие-многие другие. Люди эти все больше известные, с широким кругом знакомств, в том числе и в соцсетях. Информация разошлась довольно быстро и вызывала бурный всплеск возмущения. Кому приятно, когда тебя практически официально признают фикцией? 

Теперь десятки подписантов с паспортами в руках пойдут доказывать, что они существуют. Так, например, на заседание по Яшину таких пришло порядка 50 человек. Избиркомы же и суды начнут их заворачивать – «доктор сказал в морг, значит в морг»…

На самом деле это происходит не в первый раз, и многие кандидаты через это уже проходили. Но в какой-то момент озарение наступает уже на уровне общественного сознания, и судя по последним событиям, есть ощущение, что именно это и случилось.

Новая реальность?

Суть происходящего в том, что для действующей власти выборы — это  процедура легитимации действующего статуса. Подлинный источник которого на самом деле находится совсем в другом месте. Но так уж исторически сложилось, что эта самая легитимация, со всеми манипуляциями и передергиваниями, является частью общественного договора. На протяжении последних лет власть упрощала  для себя ее условия, сводя легитимацию к фиктивной по существу процедуре.

События в Москве — логическое завершение этого процесса. Избирателям продемонстрировали, что они — фикция, их подписи «не считаются» а голос ничего не значит. И если на этапе подсчета голосов анонимность голосования позволяет нивелировать претензии к итогам, то на этот раз москвичей проигнорировали, что называется, поименно. Причем именно в тот момент, когда наиболее активная часть общества  выступила с запросом  противоположного характера  — на признание и учет своих интересов.

В итоге вместо того, что бы спокойно  кооптировать в Мосгордуму некоторое количество оппозиционеров и поддержать тем самым общую веру в возможность эволюции системы, столичные власти спровоцировали самый настоящий политический кризис.  О его серьезности можно судить по  усилиям, которые  анонимные телеграм-каналы прикладывают  к поиску виноватых.  Незыгарь называет случившееся «очередным факапом» команды мэра Москвы: идея была сделать показательные выборы в столице, но заигрались с оппозицией. «Протесты в Москве — полностью вина московских властей, – соглашается  «Пир во время чумы». Очевидно, что это — откровенная подстава и мэру Москвы, и президенту России со стороны внутриполитических блоков администраций, возражает  телеграмер Вадим Горшенин. Даже сюжета в «Яндекс-Новостях» о недопустимость проведения несанкционированных акций не организовали. Видимо,  при отчете первому лицу собираются возложить всю  вину на мэрию, – подозревает он.

В любом случае, на  «сушку явки» – то есть скучную кампанию, когда желание проголосовать появляется у минимального количества избирателей (да и у тех — по разнарядке из собеса), мэрии рассчитывать уже не приходится.  Выборы в городской парламент стали новым центром протестной активности.  А Сергей Собянин, один раз уже оказавшийся на грани второго тура, получает еще одну «черную метку» в самый неподходящий момент — когда он сам рассматривается в качестве одного из потенциальных участников трансфера власти в России.

  •  
  • 1
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились
  •  
    2
    Поделились
  •  
  • 1
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •