ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

В России началась «великая миграция» кадров

коллаж/Sneg.TV

Во втором квартале 2021 года на российском рынке труда началась «великая миграция» кадров. С крупных и средних предприятий уволились 2,66 миллиона работников – максимум для данного периода с 2013 года. Но большая их часть, судя по всему, быстро нашла себе применение в других компаниях. На работу было принято 2,35 миллиона человек – это тоже сезонный рекорд за последние восемь лет.

По сравнению с «карантинным минимумом» 2020 года, компании наняли на 53% больше персонала, отмечается в исследовании аналитической службы аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, сделанном на основании данных Росстата. Ротация кадров в малом бизнесе и неформальном секторе не учитывалась.

Чаще всего сотрудники увольнялись по собственному желанию – 77,2%. По соглашению сторон покинули прежнее место работы 6,7%, в связи с сокращением штата – 1,6%. По другим причинам прекратили трудовые отношения 14,6%: сюда относятся увольнения «по статье», увольнения в связи с истечением срока трудового договора, в связи с поступлением на военную службу, по причине смерти и так далее.

Отложенный эффект

Всплеск увольнений и найма – это ожидаемый тренд, отмечает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Во время пандемии сотрудники старались оставаться на рабочих местах, чтобы не потерять заработную плату и не остаться без возможности трудоустройства. Компании также держались за сотрудников, так как потеря квалифицированного персонала была опасна для устойчивости компании.

После ослабления карантинных ограничений в стране бизнес вернулся к привычным условиям работы, и быстрее восстановились те, кто сохранил штат во время карантина, так как персонал был лояльным, не нужно было тратить время и средства на обучение и покупку спецодежды, – сказал СНЕГ.TV эксперт.

Когда заболеваемость в стране пошла на спад, работники стали с меньшей опаской искать альтернативное место работы, поэтому увольнений стало больше. Но и компаниям потребовалось больше сотрудников для восстановления – отсюда рост найма. Кроме того, в новых условиях бизнесу требовались работники с уникальными компетенциями, поэтому открывались новые вакансии.

Старший аналитик компании Forex Optimum Александр Розман предлагает искать объяснение столь высокого уровня «обращения» трудового капитала в России в общей макроэкономической обстановке. 

Мы получаем все больше подтверждений того, что российская экономика, впрочем, как и мировая, находится в заключительной фазе макроэкономического цикла, для которой характерны низкий уровень безработицы, повышенный уровень инфляции и высокие темпы экономического роста, – поясняет он.

Особенностью рынка труда в конце макроэкономического цикла является нехватка трудового ресурса, которая порождает быстрый рост номинальных заработных плат и инфляцию спроса. Безработица в России в июне 2021 года снизилась ниже естественного уровня (граница в 5%), при этом цены выросли на 6,5% в годовом выражении, а реальные зарплаты – на 4,9%.

То есть получается ситуация, когда вокруг растут заработные платы, работники это видят и, подогреваемые заметной инфляцией, они начинают искать более высокооплачиваемые вакансии. Поэтому низкому уровню безработицы, как во втором квартале 2021 года (4,9%) или как было в середине 2019 года (4,3%), когда «обращение» трудового капитала находилось на еще более высоком уровне, соответствует столь высокая активность граждан на рынке труда, – констатирует эксперт.

Больше оттенков серого

Еще одна возможная причина рекордного числа случаев увольнения – рост теневой занятости и серых зарплат россиян, считает председатель общественного движения «Труд» Сергей Песков. «Бизнес в условиях пандемии и сокращающейся прибыли вынужден оптимизировать расходы, переводя выплаты сотрудникам в конверты, без официального трудоустройства», — пояснил он РБК. Также часть предприятий начала переводить сотрудников в самозанятые с одновременным увольнением, чтобы оптимизировать налоги, заметил эсперт.

Павел Сигал считает, что введение программ самозанятости, напротив, привело к тому, что серый сектор стал сокращаться. «Гражданам стало выгоднее платить небольшой налог (4-6%) и работать без нарушения закона, поэтому многие люди стали самозанятыми, – говорит он.

Рост серой занятости прямо пропорционален росту налоговой нагрузки, указывает, в свою очередь, Александр Розман. «Мы видим, что в 2021 году фискальная нагрузка на бизнес увеличивается, поэтому логично ожидать, что и уровень серой занятости, будет расти», – полагает аналитик.

Что дальше?

Ситуация на рынке труда в конце 2021 и в начале 2022 года будет зависеть от многих факторов, в том числе и локдауна. В этот раз компании гораздо лучше справляются с работой в таких условиях, так как система дистанционной занятости была апробирована в прошлом году и показала свою эффективность, отмечает Павел Сигал.

Хотя количество безработных может незначительно увеличиться (в том числе и из-за сезонных факторов), государство поможет населению трудоустроиться через центры занятости, – уточняет он.

С учетом привязки мер поддержки государства для бизнеса именно к сохранению занятости и при условии, что локдаун не будет продолен на более длительный срок, его негативное влияние на рынок труда окажется минимальным, соглашается Александр Розман.       

В целом по 2022 году уровень занятости должен быть ниже, чем в 2021 году, – прогнозирует он. – Прежде всего это связанно с замедлением темпов роста российской экономики. Кроме того, охлаждающее воздействие на экономическую активность начнет оказывать повышение ключевой ставки Банком России в 2021 году с 4,25% до 6,75% по состоянию на 21 октября, а к концу 2021 года возможно и до 7,5%.

Откат уровня безработицы с текущих 4,4% в диапазон 4,8-5,3%, по словам эксперта, можно назвать позитивным и не кризисным. Но если предположения о завершении макроэкономического цикла верны, тогда в случае экономического спада уровень безработицы вырастет сильнее – до 6,5-7,5%.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •