ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Инфляция, стой! Смогут ли власти сдержать рост цен в 2022 году?

Коллаж/Sneg.TV

Минэкономразвития ухудшило прогноз по инфляции в 2021 году до 7,4%, однако пока не спешит пересматривать оценку роста цен в будущем году – она сохраняется в пределах 4%. Ведомство надеется, что заработает, наконец, ужесточение денежно-кредитной политики ЦБ. А дополнительную помощь в сдерживании цен окажут демпферные механизмы и отраслевые меры (в первую очередь, программы Минсельхоза по расширению предложения сельхозпродукции).

Между тем, новости о резком подорожании тех или иных продуктов продолжат поступать с завидной регулярностью – как фронтовые сводки. Из последнего – рост стоимости овсяных хлопьев и каши: впервые за 20 лет!

Галопирующая инфляция съедает и без того скромный рост доходов населения. Тот же МЭР теперь ожидает по итогам года их повышения на 2,5% вместо прежних 3%. Это меньше спада, который Росстат зафиксировал в прошлом году (2,8%). То есть, даже по официальному прогнозу, доходы в этом году не вернутся на уровни до пандемии.

Снова будут «заморозки»?

Очевидно, МЭР закладывает некоторое снижение инфляции уже к концу этого года с текущего уровня (на начало октября она достигла 7,8%), отмечает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

На днях правительство поручило первому вице-премьеру Андрей Белоусову и профильным ведомствам проанализировать меры по сдерживанию роста цен на плодоовощную и мясную продукцию. Результаты анализа должны быть доложены премьер-министру Михаилу Мишустину до 25 октября текущего года.

Судя по всему, повышение ключевой ставки ЦБ продолжится (увеличивая стоимость кредитов для бизнеса и населения, и тем самым охлаждая спрос), предполагает Артем Деев. Кроме того, МЭР рассчитывает, что Минсельхоз продолжит меры по повышению экспортных пошлин для производителей, что сократит возможности для повышения цен внутри страны.

Также наверняка продолжатся меры по фиксации максимальных цен на отдельные виды продуктов питания. Речь, скорее всего, будет идти о стратегических товарах – хлеб, мука, сахар, соль, крупы, мясо, масло, яйца. То есть цены могут быть зафиксированы на короткое время на основные составляющие продуктовой корзины, – допускает аналитик.

Вместе с тем, непонятно, как правительство намерено бороться с эффектом от роста глобальной инфляции, добавляет он. Из-за этого весь импорт в России значительно подорожал, в том числе составляющие пищевого производства и АПК (стимуляторы роста, антибиотики, корма, удобрения, консерванты, упаковка и так далее).

Это тот фактор, от которого наша страна могла бы отгородиться или снизить его влияние путем расширения программы импортозамещения. Но это долгий путь, и пока наша промышленность (пищевая в том числе, как и сектор АПК) сильно зависит от импортных закупок, что отражается в конечной стоимости товаров повседневного спроса и продуктов питания, – напоминает эксперт.

Возможна временная передышка

В начале будущего года инфляция действительно может затормозить до 4%, но лишь в том случае, если по итогам текущего года она достигнет двузначной величины, полагает шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв.

Это просто не оставит пространства для дальнейшего столь же стремительного скачка цен в ближайшие месяцы. Да и то, временное замедление инфляционной спирали на пару кварталов скорее уж приведёт просто к очередному серьёзному её всплеску не позже осени, – пояснил СНЕГ.TV эксперт.

В правительстве надеются или на силу «целительных» методик Росстата, иронизирует он, или же банально не способны расписаться в собственном непонимании, какими методами можно на самом деле бороться с импортом внешней инфляции, когда и внутренние цены сами по себе имеют склонность к взрывному росту. К началу пандемии в стране смешался причудливый коктейль из накопленной закредитованности производителей, высоких издержек производства и желания продавать как можно больше товара за рубеж по выгодным ценам, подтягивая под них российские при первой же возможности.

Экспортные пошлины лишь ограничивают производителей и перекупщиков-оптовиков в шансах на сверхприбыль, так как часть «лишнего» навара отбирает государство, только разжигая аппетит наверстать упущенное, поднимая цены на внутреннем рынке. Но пошлины – заманчивый путь для правительства, так как они не истощают, а пополняют казну, откуда в виде субсидий для снижения издержек на продукцию, реализуемую внутри страны, денег в экономику распределяется уже меньше, чем поступает, – рассуждает аналитик. 

На деле субсидий нужно больше, а пошлин меньше, уверен он: дефицит бюджета был бы точно не страшнее инфляционной спирали, но на него правительство не идёт. Хотя готово раскошелиться на совершенно бесполезный сейчас демпфер, чтобы компенсировать производителям зерна или бензина их «выпадающие доходы».

В результате нефтяники с аграриями берут себе и демпферные компенсации из бюджета, и деньги российских потребителей, выдержав театральную паузу на джентльменские договорённости с властью о «заморозке», – констатирует эксперт.

Избежать этого, по его мнению, возможно, если регламентировать вывоз не только пошлинами, но ещё и квотами, которые разрешали бы экспортировать любой массовый товар только в строгой пропорции с объёмами его поставок внутри страны (той же компанией) по ценам ниже определённого потолка. Вот и появился бы прямой экономический стимул: чем больше продашь дёшево здесь за рубли, тем больше разрешат продать «туда» и дорого за валюту. 

Разумеется, при такой схеме не обойтись и без более масштабных субсидий производителям внутри страны, иначе у них не будет рентабельности. Но так как правительство боится «разбазаривать» деньги из казны, не в силах противостоять продуктовому и бензиновому лобби, и просто не привыкло принимать нестандартные решения, в 2022 году вряд ли удастся избежать роста цен, схожего с текущими показателями, предупреждает аналитик.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •