ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВО

Банальность Собчак: почему телеведущей не удалось интервью с маньяком

коллаж/sneg.tv

Экс-кандидат в президенты РФ Ксения Собчак взяла интервью у «скопинского маньяка» и пожала настоящую бурю. Возмущенные граждане пишут жалобы на YouTube, Жириновский призывает отстранить Собчак от эфира, а Бастрыкин организует проверку отснятого материала. Основная претензия: Виктор Мохов, в течение нескольких лет державший в плену и насиловавший двух девочек, — чистое зло. Предоставив ему трибуну, журналист занимается популяризацией, то есть приумножением зла. Причем делает это с исключительно корыстной целью.

Заглянуть в бездну

Бытует, впрочем, и другая точка зрения: раз у нас (ну, хотя бы теоретически) свобода слова, то журналист вправе этой свободой воспользоваться, а дальше уже каждый понимает в меру собственной испорченности. Некоторые люди искренне не понимают причин хайпа: интервью с маньяком — оно и в Америке интервью с маньяком (да взять хотя бы Теда Банди, успевшего пообщаться с журналистами, перед тем как сесть на электрический стул). Ну, то есть любимый жанр обывателя, который любит «заглянуть в бездну», сидя в безопасности на диване. По «Би-би-си» по такому случаю даже зарядили лекцию про жанр true crime, а «Афиша» решила напомнить «25 жутко захватывающих фильмов и сериалов про маньяков».

Народу такое нравится, люди это смотрят. Поэтому про маньяков написано и снято гораздо больше, чем, например, про учителей и пожарных. Что не так с фильмом Собчак?

Невозможно вывезти «Дом-2» из девушки

В принципе, в России самым разухабистым true crime никого не удивишь: тему давно и усердно эксплуатирует российское ТВ, там и про Чикатило сериалы снимают. «Когда пять лет назад освободился Владимир Ретунский, на счету которого было девять доказанных убийств, его притащили в студию НТВ, — вспоминает журналист Илья Барабанов. — Туда же привезли родственников двух убитых девочек, весь этот ад час транслировался на всю страну, но я почему-то вообще не помню, чтобы в тот момент это вызвало хоть чье-то возмущение». По всей видимости, для того чтобы объяснить произведенный интервью эффект, следует признать: претензии у просвещенной публики возникли именно к Собчак — или, скорее, даже к роли творца общественно-политического дискурса, на которую она в данном случае претендует.

Журналистка заявила, что главной целью сюжета было продемонстрировать «банальность зла». Но, видимо, что-то пошло не так: все якобы важные подробности о том, сколько раз и каким образом все было, демонстрировали не столько банальность зла, сколько банальность ведущей. Как говорится, можно вывезти девушку из «Дома-2», но невозможно вывезти «Дом-2» из девушки. Наверное, если бы это все продавали зрителям какой-нибудь «Криминальной России», то и сошло бы спокойно — там и не такое видали. Однако, опять же, фильм был опубликован на YouTube, который просвещенная публика воспринимает как здоровую альтернативу отечественному ТВ.  А вот это уже было обидно.

Патриархальные скрепы

Еще одна ошибка Собчак — отказ от прямого оппонирования своему собеседнику, по крайней мере, в кадре. Публицист Александр Невзоров объясняет странное поведение ведущей (то ли просится в подвал на пару месяцев, то ли просто любым способом провоцирует у несчастного маньяка эрекцию) банальным непрофессионализмом.

Как бы то ни было, в результате фильм вслед за его «главным героем» уверенно воспроизводит базовые патриархальные стереотипы, причем с интонацией скорее утвердительной. «…Поехали и вино стали пить — значит, сами хотят», «помочь ей родить» и прочее. В кадре фактически происходит легитимация этих стереотипов как идеологической основы бытового насилия. Причем происходит на уровне абсолютной обыденности как доминирующей в обществе философии. Те, кто смог это разглядеть за подробностями о том, сколько раз и каким образом, ужаснулись и отшатнулись. Но Собчак, кажется, так ничего и не поняла.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •