ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Две трети запасов российской нефти оказались нерентабельными

Если кто-то все еще считает Россию великой нефтяной державой, то надо признать, что этот титул можно отнести к ней с большой натяжкой. Как рассказал в своей вчерашней статье в журнале «Энергетическая политика» заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин, на сегодняшний день только 36% из 30 миллиардов тонн запасов нефти в России являются рентабельными.

У нас неправильная нефть?

Согласно данным инвентаризации экономики разработки месторождений, проведенной по поручению правительства России, из 30 миллиардов тонн извлекаемых запасов нефти России только 36% являются рентабельными в текущих макроэкономических условиях. Это связано с ухудшением возможностей освоения: ростом обводненности, необходимостью строительства дорогостоящих скважин сложной конструкции, низкой проницаемостью и расчлененностью коллекторов, уходом в краевые зоны и пласты с небольшими толщинами и так далее, — пояснил Сорокин в статье.

По мнению замминистра, все это не только увеличивает себестоимость добычи, но и повышает риски неподтверждения планируемых показателей разработки из-за сложности моделирования процессов и ошибок при бурении. В результате по некоторым активам фактическая рентабельность бурения может значительно отличаться от планов, а запасы — не подтверждаться.

В довершение всего Павел Сорокин обращает внимание на ухудшение качества воспроизводства ресурсной базы. Согласно приведенным им данным, средний размер открытий новых месторождений в 2015—2019 годах составил 9—14 миллионов тонн. Прирост запасов в последние годы обеспечивается доразведкой в действующих регионах добычи, а также переоценкой запасов. В основном в традиционных регионах прирост происходит за счет поиска пропущенных залежей или бурения на глубокие горизонты.

Важно понимать, что пропуск перспективных пластов при использовании традиционных методов интерпретации данных связан с их небольшим размером и сложностью строения. Поэтому необходимо применять совершенно новые технологии разведки и моделирования активов, — резюмировал Сорокин.

Кто виноват?

По мнению руководителя аналитического департамента AMarkets Артема Деева, Павел Сорокин озвучивает данные на основе проведенной инвентаризации запасов нефти в России, которые приводились специалистами разных ведомств. Это означает следующее. В добыче нефти есть два вида сырья по степени простоты их добычи — легко добываемые и трудно извлекаемые запасы (ТРИЗ). Запасы первого вида постепенно истощаются, и это значит, что нефти с низкой себестоимостью в РФ становится меньше. Большинство месторождений, из которых Россия добывает нефть, были открыты и разработаны еще в Советском Союзе.

Например, в самых нефтеносных районах Сибири добыча нефти за последние годы упала на 10%. Трудно извлекаемые запасы есть (на шельфе Арктики, в других регионах), и их достаточно. Но разработка таких месторождений требует современных технологий, новых подходов и очень серьезных инвестиций, о чем, собственно, и говорил Сорокин. Кроме того, добыча нефти в таких районах приведет к тому, что себестоимость сырья значительно вырастет. Выгодно такую нефть можно будет продавать только при высоких мировых котировках.

Для России это означает, что если в кратчайшие сроки не будут приняты госпрограммы по освоению новых месторождений, не появятся и не будут применяться новые технологии (доступ к которым у РФ закрыт из-за санкций, а своих нет), то к 2025 году добыча сырья значительно упадет. Соответственно, сократятся поступления в бюджет, а Россия потеряет свое третье место в рейтинге крупнейших поставщиков нефти на глобальный рынок, — рассказал Деев СНЕГ.TV.

По мнению исполнительного директора департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал» Артёма Тузова, говорить о грядущих масштабных сложностях для нефтяников рано, так как даже неполное использование скважин все равно позволяет России добывать не менее 500 миллионов тонн сырья.

Что же касается скважин с низкой рентабельностью, то, по мнению Тузова, их появление неизбежно, так как значительная часть российских нефтяных разработок находится на территориях с суровым климатом, что дополнительно затрудняет добычу.

Что делать?

По мнению Артема Деева, исправить сложившуюся ситуацию нельзя, так как исчерпание запасов природных ресурсов — проблема глобальная. Вместо этого нужно снижать себестоимость добычи на трудноизвлекаемых месторождениях (для чего требуются очень масштабные вложения) и, главное, уходить от зависимости от продаж энергоресурсов.

Около 50% российского ВВП — это результат добычи и продажи нефти и газа, а также производства нефтепродуктов. Потребление нефти в мире будет постепенно падать. России необходимо переходить на производство продукции с высокой добавленной стоимостью, перестать быть сырьевой державой, — пояснил Деев.

С ним согласен и Артем Тузов, считающий, что увеличить рентабельность месторождений можно современными разработками, так как отечественная наука не стоит на месте и каждый год разрабатываются установки, которые способствуют увеличению добычи и сокращению издержек. Кроме того, часть будущих скважин будет пробурена на территории арктического шельфа, где лежат ранее не использованные полезные ископаемые.

Теги

Добавить комментарий

Комментировать