ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Хватай деньги и беги: банковскую систему РФ ждет системный кризис?

Россияне продолжают на деле выражать то, что они думают о национальной валюте, банковской системе страны и перспективах экономики. На протяжении трех последних дней на рынке наблюдается очередной массовый сброс рублей и взлет курса доллара, а котировки евро снова приближаются к историческим пиковым уровням.

Что происходит?

Если рассматривать ситуацию в приложении к личным финансам российских граждан, то происходит одновременно два разных, но сильно увязанных между собой процесса: массовое избавление населения от рублевых депозитов и переток накоплений в другие активы, включая иностранную валюту.

Так, по данным ЦБ, в ноябре объем срочных депозитов физических лиц в банках сократился на 586 миллиардов рублей, до 21,178 триллиона. Часть этих денег еще не покинула банковскую систему и продолжает оставаться на текущих счетах; их объем, по данным ЦБ, увеличился на 459 миллиардов рублей.

Это свидетельствует о том, что население активно закрывает банковские вклады, уходя в кэш. Значительная его часть впоследствии выливается на рынок недвижимости, взвинчивая там цены до нереальных уровней. Что-то из средств оседает на фондовом рынке. Самым же неприятным для Центробанка моментом становится то, что огромные объемы сбережений россиян вообще выходят из-под его контроля, перетекая в иностранную валюту. С начала года общий объем вкладов в банках упал на 1,2 триллиона рублей на фоне резкого роста наличной денежной массы.

С марта по ноябрь объем наличной денежной массы взлетел более чем на четверть (на 2,9 триллиона рублей). В последний месяц года рост объемов кэша продолжился. Суммарно с начала года на текущие счета и просто в нал из банковской системы утекло более шести триллионов рублей.

Это неудивительно, так как, по данным самого же ЦБ, средняя максимальная доходность депозитов в топ-10 банков на начало декабря снизилась до 4,46%. При этом только по данным МЭР рост потребительских цен достиг 4,6%, а концу текущего года может подскочить и до 4,8%. О том же, как выглядит реальная инфляция, можно судить по панике, накрывшей правительство РФ на прошлой неделе при оценке масштабов роста цен на базовые продукты питания.

Системный банковский кризис?

Поведение населения, планомерно выводящего свои сбережения из банковской системы, говорит в первую очередь о его недоверии к самой этой системе. Действительно, какой смысл гражданам размещать свои средства на банковских депозитах, когда банки не в состоянии обеспечить по ним доходность хотя бы немного выше инфляции? Особое внимание привлекает и тот момент, что клиенты банков, закрыв депозиты, продолжают держать деньги на текущих счетах (большинство текущих счетов застраховано АСВ). С одной стороны, это говорит о том, что они все еще не определились с тем, куда их «пристроить», но банковской системе они уже не доверяют. Дело в том, что в случае каких-либо финансовых катаклизмов «выдернуть» деньги с текущих счетов будет несколько проще и быстрее, чем с депозитов. В том же, что с банковской системой что-то пошло не так, сегодня не сомневается уже практически никто.

Подтверждением тому стал свежий прогноз экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), считающих, что в 2021 году Россию ждет системный банковский кризис. Они апеллируют к тому, что с сентября текущего года сводный опережающий индикатор (СОИ) возникновения системного банковского кризиса свидетельствует о его неизбежном начале. Эксперты указывают на то, что значения СОИ продолжают расти.

Аналитики ЦМАКП выделяют три основных фактора, определяющих рост вероятности начала кризиса.

  1. Отрыв динамики долгов компаний и населения от динамики номинального ВВП. Данный фактор работает с начала текущего года, но заметно усилился после апрельско-майского спада производства. Он означает нарастание потенциального дисбаланса между расходами заемщиков на обслуживание долга и величиной их доходов. Пока этот дисбаланс маскируется переносом сроков платежей в рамках кредитных каникул и реструктуризации задолженности. Наиболее уязвимыми являются должники по краткосрочному потребительскому долгу и компании наиболее пострадавших от локдауна отраслей, так до сих пор и не восстановившие прежний уровень прибыльности и обеспеченности собственными средствами.
  2. Рост безработицы — возврат к уровням восьми-девятилетней давности и фиксация на этих уровнях. Это не только ограничивает возможности, но и существенно снижает мотивацию домашних хозяйств к погашению ранее привлеченных кредитов, а кроме того, повышает склонность частных вкладчиков к «банковской панике».
  3. Снижение доли абсолютно ликвидных рублевых активов в совокупных активах банков (с элиминированием сезонных эффектов). При прочих равных условиях это ограничивает их способность сохранять устойчивость в случае колебаний клиентской базы или возникновения кассовых разрывов из-за невозвратов по ранее выданным кредитам. Легкая тенденция к снижению обеспеченности банков ликвидными активами обозначилась еще в августе, в октябре она усилилась.

Рост числа невозвратов кредитов является сегодня одной из главных причин, способных повлиять на стабильность банковской системы. Этот параметр напрямую связан с перспективами восстановления экономики после пандемии. Однако, судя по тому, как развиваются события в этой части, пандемия и общий экономический кризис еще долго будут оставаться главными факторами, определяющими экономическую ситуацию.

Конечно, не стоит забывать, что «цвет» российской банковской системы представлен де-факто государственными банками, которые могут рассчитывать на помощь ЦБ в случае любого кризиса. Впрочем, это вряд ли сильно изменит ситуацию, так как дофинансирование банковской системы свеженапечатанными деньгами ничуть не улучшает положения клиентов этих банков. По крайней мере, это вряд ли снова сделает банковские депозиты альтернативой выводу денег в кэш.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •