ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Лукашенко ждет судьба либо Ким Чен Ына, либо Каддафи…

© Коллаж/Снег.TV

Оглашение предварительных результатов президентских выборов в Белоруссии, в соответствии с которыми за действующего главу государства Александра Лукашенко проголосовало 80% пришедших на избирательные участки, не привело к прекращению протестов. Напротив, активность несогласных с итогами выборов белорусов только усилилась, несмотря на жесткое давление силовиков и многочисленные задержания протестующих.

Цифра не бьет?

Очевидно, что основным раздражителем для граждан являются цифры «победы» Лукашенко. Не надо быть экспертом или политологом, чтобы понимать, что при нынешнем уровне недовольства властью и по результатам экзитполов 80-процентная поддержка «батьки» населением выглядит не очень правдоподобно. Нельзя исключать, что при справедливом подсчете ему все равно бы удалось выиграть выборы, но явно не с таким отрывом.

На это обращают внимание и власти некоторых иностранных государств. Так, в МИД ФРГ считают, что прошедшие выборы имеют признаки того, что результаты их были сфальсифицированы. Очевидно, что предполагаемая фальсификация отныне будет служить главной идеей белорусских протестов. 

Зачем Лукашенко 80%?

Ответ на этот вопрос будет всецело определять дальнейшее развитие ситуации в Белоруссии. Учитывая то, что это страна аграрная, с большим количеством относительно спокойного, индифферентного населения, можно предположить, что далеко не все белорусы охвачены протестными настроениями, и у Лукашенко есть сторонники. Но также ясно, что их совсем не 80% от всего населения. К тому же, как отмечают политтехнологи, относительно «технично» можно «нарисовать» не более 15—20% голосов; в противном случае «уши» будут торчать так, что выборы не будут признаны нигде в мире.

Следовательно, в наиболее благоприятном для Лукашенко случае по итогам голосования он мог получить 60—65%, что является прекрасным результатом для недемократического государства. Зачем тогда ему понадобилось именно 80%?

Заявляя эту цифру, Лукашенко дает понять, что он не намерен оставлять оппозиции никакого пространства для компромисса. Он не рассматривает ее в качестве субъекта политики, и все разговоры с ней будут вестись только на языке силы. Это очевидный факт, и протестующие должны отдавать себе отчет в своих действиях и решениях. Это борьба не на жизнь, а на смерть, и участь проигравшего незавидна. Пощады не будет.

Что будет дальше?

Та легкость, с какой власти страны заявляют о безоговорочной победе Лукашенко, свидетельствует о том, что «батьке» нечего терять и он готов к бою. И это будет действительно бой, бой со своим собственным народом. Затяжного Майдана по киевскому сценарию в Белоруссии явно не предвидится. Любые попытки его организации будут пресекаться самым жестоким образом, что приведет к некоему подобию быстротечной гражданской войны, победитель в которой не очевиден.

Насколько вероятен подобный силовой сценарий? Судя по всему, вероятность такого развития событий более 50%. Против него может сыграть лишь тот факт, что белорусская оппозиция, по сути, не имеет популярного лидера, а значит, перед лицом реальной опасности кровопролития может «соскочить с темы». Но повторимся, что на сегодняшний день это уже менее вероятный сценарий. Не помогут решить вопрос бескровно и такие методы, как забастовка. К ее лидерам будут применены самые жестокие меры.

Таким образом, мы приходим к выводу, что силовой сценарий развития событий в Белоруссии выглядит наиболее вероятным (хотя и не неизбежным). Означает ли это, что он будет успешным для Лукашенко?

Здесь все будет зависеть от того, что такое «успешно» в понимании самого «батьки».

Очевидно, что при силовом варианте белорусский лидер лишается любой поддержки со стороны Запада, а это — в первую очередь альтернативные поставки углеводородов, дававшие Лукашенко некоторые козыри в отношениях с Россией. После силового утверждения белорусский лидер окончательно превращается в тирана, всецело зависящего от Москвы, которая также не испытывает к нему особо теплых чувств. В этом случае любая «помощь» России может грозить ему полной утратой самостоятельности со всеми вытекающими последствиями. 

Существуют для белорусского лидера и другие подводные камни: далеко не факт, что сегодняшняя белорусская элита, включая силовую, согласна жить в новых условиях, близких к северокорейским. Белоруссия — маленькая страна, и скрыться в ней от тех, кому ты сделал плохо и больно, практически невозможно. И если у Лукашенко пути назад уже нет, то у многих представителей белорусской элиты он еще остается. И этот фактор становится сегодня одним из решающих.

Подводя итог, можно сказать, что «победа» Лукашенко на выборах с 80-процентным счетом стала для него своеобразным Рубиконом, перейдя который, он обеспечивает себе жизнь в роли диктатора северокорейского типа либо другую судьбу, тоже диктатора, только менее удачливого — как, например, Муаммар Каддафи. Черенок от лопаты наверняка уже выточен заботливыми руками белорусских рабочих и ждет своего часа…  

  •  
  • 1
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    5
    Поделились
  •  
    5
    Поделились
  •  
  • 1
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

4 комментария

Комментировать

    • Это не август 1991-го, это будет что-то жестче. Не зря в статье упомянут Каддафи, это ближе к правде

  • Это не протесты-это открытое бандитство,раз до бутылок с горючей смесью дошло.Хорошо подготовились к проигрышу.Всё заготовили.А что же организаторши-то прячутся,а не в первых рядах?