ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Время пришло: «подозрительные» накопления россиян будут конфискованы

© Коллаж/Снег.TV

Громом среди ясного неба во вторник стало известие о том, что денежные накопления граждан, объяснить происхождение которых их владельцы окажутся не в состоянии, будут подлежать конфискации с последующей передачей в Пенсионный фонд России (ПФР).

Как сообщают «Известия», со ссылкой на пресс-службу Министерства финансов, в ведомстве подтверждают, что соответствующий законопроект действительно внесен в правительство. Кто будет осуществлять проверку в отношении законности или незаконности получения данных денежных средств и какова минимальная сумма, попадающая под подозрение, пока не уточняется.

Минфин готовит поправки в ст. 46 и 146 Бюджетного кодекса в части уточнения перечня доходов бюджета ПФР. «В Гражданский кодекс сейчас вносятся уточняющие поправки, что конфисковано в установленных случаях может быть не только имущество, в отношении которого <…> не представлены доказательства, подтверждающие приобретение имущества на законные доходы, но и денежные средства в случае отсутствия доказательств законности их получения», — заявили «Известиям» в пресс-службе министерства. Там же уточнили, что поправки в Бюджетный кодекс нужны для синхронизации его с Гражданским.

Что это было?

Все, где фигурирует слово «конфискация» в России так или иначе вызывает, как минимум, настороженность, а как максимум – панический страх. Ситуацию усугубляет то, что в силу «национальных особенностей» ведения хозяйственной и финансовой деятельности в России, объяснить происхождение своих накоплений может быть одинаково проблематично, как ставшему мемом, полковнику Захарченко, так и простому сантехнику из ЖЭКа. Разница лишь в масштабах «накоплений» о чем, кстати, у Минфина пока ничего не сказано.

Так что же задумали в финансовом ведомстве?

Во всем мире борьба с уклонением от налогообложения усилилась с начала 2000-х гг, – пояснил СНЕГ.TV советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие брокер» Сергей Хестанов. – Это было связано с глобализацией: все больше состоятельных людей использовали альтернативные юрисдикции для уклонения от налогообложения и отмывания денег. В 2003 г даже была принята конвенция ООН по борьбе с коррупцией, где в статье 20 было прописано «незаконное обогащение». Россия не ратифицировала конвенцию, но предпочла ввести собственное регулирование этой проблемы.

«Не прячьте ваши денежки по банкам и углам…»

То, что российское руководство намерено пойти «своим путем» в плане борьбы с незаконным обогащением всевозможных чиновников и функционеров, конечно, не может не радовать. Но это не привносит спокойствия в сердца миллионов простых россиян, многие из которых располагают «крупными» (в их представлении) суммами, объяснить происхождение которых они объективно не в состоянии. И вовсе не обязательно, что средства эти получены каким-либо криминальным путем. Это вполне могут быть всевозможные «серые» зарплаты, премии и бонусы, подарки родственников, выручка от продажи недвижимости, авто и много чего еще.

Не добавляет спокойствия и тот факт, что конфискованные средства должны быть направлены в ПФР. Практически любой знает о дефиците Пенсионного фонда, постоянных попытках государства реформировать для его сокращения пенсионную систему, а также необъяснимой любви пенсионных структур к дорогим офисным знаниям, люксовым авто и т.п. Из всего этого напрашивается только один вывод, что ПФР – некая разрастающаяся черная дыра, которую следует затыкать все новыми и новыми объемами денег. Россияне отнюдь не глупы, и прекрасно понимают, что когда у государства закончатся «полковники Захарченко», его внимание будет обращено на всех остальных, у кого есть еще хоть что-то в заначке. «Прививка» конфискацией еще советских сбережений в начале 90-х оказалась куда действенней разрабатываемой вакцины от коронавируса. И разубедить россиян в том, что Минфин пришел исключительно за залежами банкнот коррупционеров, а не за их заветными заначками, сегодня практически невозможно.

Впрочем, эксперты пока еще пытаются это сделать.

Минфин сегодня уже дал разъяснения относительно поправок, – пояснил СНЕГ.TV руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. – Конфискация – это юридическое действие, которое возможно только после решения суда. То есть речь идет об уголовных делах по коррупции, о даче взяток и т.д. Если раньше в результате таких дел имущество конфисковывалось и средства от его реализации передавались в ПФР, то сейчас речь идет о том, чтобы и конфискованные деньги также поступали в Пенсионный Фонд.

По словам Деева, никакого отношения к вкладам физических лиц в банках, и прочим накоплениям и сбережениям обычных людей, которые не попали под судебное преследование, поправки Минфина не имеют.

Попытался успокоить граждан и Сергей Хестанов. По го словам, внимание правоохранительных органов обычно привлекают суммы свыше нескольких миллионов долларов. По этой причине 99% россиян ничто не угрожает, так как у них просто нет таких денег, считает эксперт.

Для большинства российских граждан никаких последствий не будет. Цель демарша – припугнуть для повышения налоговой дисциплины, – резюмирует Хестанов.

Впрочем, и он соглашается с тем, что сбережения россиян, причем, не обязательно уровня полковника Захарченко, при тех или иных обстоятельствах, являются потенциальным «резервом» государства.  

Разного рода отъем сбережений – обычное дело для государства российского, – напоминает он. – Но последнее время это делается девальвацией рубля, а не прямой конфискацией. Так и проще, и недовольства меньше…

  •  
  • 3
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    8
    Поделились
  •  
    8
    Поделились
  •  
  • 3
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •