ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Спецоперация «Конституция»: зачем Путину полномочия, которые у него уже есть

© Коллаж/Снег.TV

Стартовавшая на прошлой неделе операция «трансфер  власти» развивается в режиме блицкрига: в понедельник Владимир Путин отправил в отставку генпрокурора Юрия Чайку и внес в Госдуму проект поправок в Конституцию.

И то, и другое стало полной неожиданностью для большинства акторов. Понятно, что отставки и назначения силовиков Путин всегда проводит в режиме спецоперации. Но с Конституцией такой фокус проделан, похоже. впервые — подобной  спешки с  поправками, кажется, не ожидали даже члены рабочей группы, созданной  на прошлой неделе  в формате «лучшие люди города» для работы над поправками. Разработчики поправок в Конституцию не успели даже сымитировать процесс обсуждения — а законопроект уже внесен в Госдуму, где его планируют принять в первом чтении до конца недели. Поговаривают, что назначена уже и дата «всенародного одобрения», то есть общероссийского голосования предложенных поправок — оно состоится 12 апреля, хотя до сих пор никто  толком не знает, что это за зверь такой и по какой процедуре будет проходить подобное голосование. Действующее  законодательство, как известно,  предусматривает такой формат народного волеизъявления, как референдум. Но референдума, это уже всем понятно, не будет. А будет, если верить Пескову указ, в котором глава государства разъяснит, в какой форме он желает получить общее одобрение.

Госдума не усилится

Сами поправки  пока не оставляют ни малейшего шанса на понимание — для чего все это было затеяно. Вопреки анонсированному главой государства  расширению  полномочий парламента,  никаких сверхценных функций депутаты и сенаторы не приобретут.  Госдума вроде бы получит право утверждать не только премьера, но и вице-премьеров с министрами. Однако  фактически речь идет о сохранении существующего института согласования, потому что премьера все равно потом своим указом назначает президент.  Правда, уже в обязательном порядке — но вряд ли у него возникнут проблемы с кандидатурой, которую он сам же и представлял. Кроме того, президент сохраняет право  распустить Госдуму, если она трижды не утвердит  его кандидата в премьеры.  Зато  у главы государства  появится право отправлять в отставку одного председателя правительства и избавить себя от утомительной возни с переназначением кабинета министров (сейчас он может уволить только все правительство целиком). Совет Федерации получает еще более расплывчатые полномочия в отношении министров и глав ведомств силового блока — президент будет назначать их после «консультаций» с СФ (что бы это не значило).

«Социальная»  часть реформы оказалась самой несущественной: работающие граждане получат МРОТ не ниже прожиточного минимума, который и так введен с января этого года. А также ни к чему не обязывающее власти обещание индексации пенсий.

Вся власть — президенту

Зато президент в итоге получает массу дополнительных бонусов — вроде возможности своим решением отправлять в отставку судей не только высших, но и кассационных и апелляционных судов (сейчас это может делать коллегиальным решением только специальная квалификационная коллегия судей). А как красиво анонсировалось, что  Конституционный суд получит дополнительные полномочия по проверке проектов законов на соответствие Конституции? В реальности же оказалось, что это президент получит дополнительное право вето. Сейчас, если президент отказывается подписать закон, проект отправляется на новое голосование в обе палаты, и если он набирает больше 2/3 голосов депутатов   и сенаторов, президент обязан его подписать. По новым правилам глава государства сможет направить преодолевший его вето законопроект на проверку в Конституционный суд, и если тот признает его неконституционным — закон не подписывать (а может, напомним, и уволить председателя Конституционного суда, если тот окажется несознательным). Также поправки предусматривают  сокращение численности судей  Конституционного суда с 19 до 11 человек.

Такое усиление и без того гипертрофированной президентской функции совершенно необъяснимо если вспомнить, что весь план реформы, по общему мнению, должен привести к перераспределению  сложившейся системы сдержек и противовесов.  Новая конфигурация властных полномочий позволит президенту остаться у власти неограниченно долгое время, избежав превратностей избирательного процесса и сохранив за собой максимум власти,  в том числе ключевую в нынешних российских условиях функцию  – контроль за силовиками. Но такой сценарий предполагает курс не на усиление, а на ослабление президентской власти  в пользу какого-то другого органа. До сих пор  в центре интриги  находился  Госсовет — в президентском послании о его новых полномочиях говорилось очень расплывчато.

Самый загадочный орган

Однако и после обнародования поправок в Конституцию интрига сохраняется: Госсовет не получает каких-то выдающихся полномочий, позволяющих радикально пересмотреть его роль и место в системе органов власти. У президента появится право формировать орган, в который сейчас попадают «по должности»  ( в Госсовет автоматически включают глав обеих  палат Федерального собрания, руководителей фракций Госдумы, полпредов президента в федеральных округах и губернаторов.  Сейчас президент также является и главой Госсовета.

Согласно поправкам, президент формирует Госсовет, однако может не быть  его руководителем. При этом орган, с одной стороны,  наделяется буквально президентскими функциями — он займется обеспечением согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, определением  основных направлений внутренней и внешней политики страны и приоритетных направлений социально-экономического развития государства. А с другой, никаких дополнительных конституционных полномочий при этом не приобретает. То есть остается совершенно непонятным — каким  образом президент, если  он планирует перебраться в Госсовет –  собирается сохранить контроль за силовиками. 

 Президентский законопроект не дает ответов на вопросы, но рождает новые. Самый главный – к чему вообще такая спешка? В поправках нет ни одного полномочия, которым Путин де факто не обладал бы уже сейчас (возможно, за исключением права отправлять в отставку судей, но за последние несколько лет Путин переназначил всех председателей, не хотел бы – мог  просто этого не делать). Версия о досрочных выборах в Госдуму тоже не выглядит достаточно убедительной. Во-первых, слишком рано, во – вторых – не понятно, как это помогло бы решить проблему транзита. Однако  в случае с Путиным «всё, что вам кажется политикой, – это спецоперация» убежден  политолог Глеб Павловский. А у спецоперации всегда есть мотивы, даже если нам они пока не известны.

  •  
  • 1
  • 11
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    12
    Поделились
  •  
    12
    Поделились
  •  
  • 1
  • 11
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •