ОБЩЕСТВО

Москвичка рассказала о «захвате» ее квартиры кавказцами

Жительница Москвы Елена Смирнова утверждает, что в квартиру, где она жила с мамой и тремя детьми, захватили выходцы с Кавказа. По ее словам, девочкам уже три месяца приходится жить у родственников.

Однокомнатная квартира находилась в собственности Елены, ее матери и бывшего мужа Константина Глинского (1/3 у каждого). В 2010 году супруги развелись. Глинский предложил женщинам выкупить его долю за 2 миллиона рублей. Те предложили выплатить ему 1,1 миллиона, мужчина отказался.

В декабре мать Смирновой, придя домой, не смогла открыть дверь своим ключом. Ее встретили двое выходцев с Кавказа и объявили, что теперь будут здесь жить. Женщина вызвала полицию, но новые соседи показали выписку из Единого государственного реестра недвижимости. Полицейские проверили документы и уехали. Как выяснилось, Глинский продал свою долю дагестанцам, пишет «Московский комсомолец».

Елена полагает, что к захвату квартиры косвенно причастен следователь следственного отдела СУ по ЗАО ГСУ СК России по Москве Мовладий Дукаев. Он должен был провести доследственную проверку в отношении бывшего мужа Смирновой. Ранее москвичка обращалась в прокуратуру с жалобой на уклонение отца от надлежащего содержания детей — по ее словам, тот нерегулярно платил алименты, да и то «исключительно по принуждению судебных приставов».

После ситуации с квартирой Смирнова пошла на прием к Дукаеву и записала разговор на диктофон. Тот порекомендовал ей отдать детей супругу.

А что, он должен вам идти на уступки? Отдайте ему детей. Отдайте детей. <…> И всё — все вопросы снимутся!
— произносит следователь на записи.

Женщина написала письмо председателю СКР Александру Бастрыкину.

«Дагестанцы, захватившие жилье детей, дали понять <…>, что являются будущими чемпионами мира по боям без правил, в связи с чем ждать помощи им (Смирновой и ее детям. — Прим. „СНЕГ.TV“) неоткуда, они останутся теперь здесь навсегда, что связано с большим риском для жизни и здоровья детей, девочек-подростков <…>, дети остались без единственного жилья», — говорится в обращении.
Уже три месяца двум девочкам приходится жить у родственников, так как мать боится оставлять их в одной комнате с новыми соседями. Сам Глинский не видит в ситуации ничего плохого.

А девочкам ничего не угрожает. Это хорошие парни, они даже сумки теще помогают носить,
— объяснил он.

Адвокат Смирновой считает, что ее бывший муж нарушил закон, продав свою долю без согласия жены и ее матери. В ситуации юрист усматривает признаки преступления, предусмотренного п. Б ч. 2 ст. 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства с применением насилия, организованной группой».

«Сделка была совершена заведомо с нарушением прав других участников долевой собственности, так как ответа от других собственников о покупке доли или об отказе в ее покупке продавец не дождался… Вселение нового постороннего участника долевой собственности в однокомнатную квартиру, где и без него уже проживают трое малолетних и двое взрослых лиц, при этом другого пола, происходило в отсутствие согласия остальных законно проживающих в квартире жильцов. Такое вторжение в квартиру оказало психологическое давление на других участников долевой собственности», — говорит адвокат.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •