ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Это уже не шутки: участников митингов будут сажать «по-взрослому»

© Коллаж/Снег.TV

Похоже, на борьбу с уличными протестами в столице брошены новые  резервы. Следственный комитет в небывалой спешке завершает расследование по делу Константина Котова, его обвиняют в неоднократном нарушении установленного порядка организации, либо проведения митинга (ст. 212.1 УК). Если этот опыт окажется успешным, то в ближайшее время биография может оказаться испорчена у очень и очень многих участников массовых «прогулок» по улицам и площадям «похорошевшей».

«Дадинская» статья

Интрига в том, что до последнего времени статья 212.1 практически не применялась. Она была введена в УК в 2014 году и осудили по ней только одного человека — столичного активиста Ильдара Дадина. В 2016 году Дадин уехал в сегежскую коллонию, что вылилось в громкий скандал, обвинением администрации в пытках заключенных и стоило карьеры начальнику исправительной колонии. Тем временем защите активиста удалось добиться решения Конституционного суда, который разъяснил: под статью попадают только такие действия обвиняемого, из-за которых общественное мероприятие перестало носить мирный характер или привело к причинению значительного вреда здоровью или имуществу. Приговор Дадину был отменен, а сама статья с тех пор не применялась, хотя и отменять ее не стали. «Расчехлили» ее только в феврале этого года: дело по «дадинской» статье завели на подмосковного активиста движения «Нет свалки Коломна» Вячеслава Егорова, но оно ни шатко, ни валко тянется до сих пор. Егорова тем временем отправили под домашний арест — судя по всему, именно этого в первую очередь добивалось следствие.

Три раза сходил на митинг  –  получи «двушечку»

© vk.com

Совсем по-другому выглядит история с Котовым. 12 августа его задержали и отправили под арест, на следующий день предъявили обвинение. А уже 15 августа следователи (число которых в ходе этого блиц расследования выросло с трех до шести) сообщили о завершении расследования и потребовали от адвоката за вечер ознакомиться с четырьмя томами уголовного дела. Адвокат Мария Эйсмонт рассказала, что днем ей выделили служебную машину СК со спецсигналом, чтобы она вернулась к вечеру в СК после судебного заседания по делу другого доверителя.

Дело готовится в беспрецедентной спешке: апелляцию на арест Котова Мосгорсуд назначил на день подачи заявления, в тот же день (16 августа) судья Пресненского районного суда Елена Абрамова удовлетворила ходатайство следствия об ограничении сроков ознакомления с материалами дела для защитника и обвиняемого 72 часами (адвокат просила две недели).

Ну и, действительно, а что там расследовать: был задержан больше двух раз в течение полугода на несанкционированном мероприятии — уже «уголовка». Состав преступления в деле Котова образуют три административных протокола: за пост в фейсбуке с призывом на акцию на Трубной площади 19 июля, участие в шествиях в Москве 13 мая, после схода у здания ФСБ, и 12 июня – в поддержку журналиста Ивана Голунова.

Причина, по которой московские суды и следственный комитет решили пренебречь всеми правилами приличия, очевидна: власти срочно требуется большая юридическая «дубинка», которую можно было бы обрушить на головы протестующих. Причем такое впечатление, что нужна была такая дубинка «еще вчера».

Универсальное оружие против несогласных

© youtube.com

Напомним, на массовые протесты по итогам выборов 2012 года власть ответила «Болотным делом». На самом деле даже не одним, а тремя — процессы растянулись на несколько лет, оказав очевидный «охлаждающий», как любит говорить Европейский суд по правам человека,  эффект на горячие головы. Но, судя по последним событиям, действие этого эффекта окончилось и не факт, что спешно изготовленное дело о массовых беспорядках позволит его восстановить. Прежде всего, потому, что «беспорядками» произошедшее можно назвать с большой натяжкой, правоохранители уже сейчас в серьезном затруднении, пытаясь подтянуть к делу всех, кого только можно — и бросавшихся в полицейских пустыми бумажными стаканчиками, и делавших «саечку» росгвардейцам … Если полтора десятка бедолаг наберется — то хорошо, но на устрашение может и не потянуть. Тем более, что как минимум двое с «массовых беспорядков» уже соскочили — как стало известно в понедельник, 19 августа, как минимум двоим потенциальным участникам «беспорядков»,  Кириллу Жукову и Даниилу Беглецу обвинение в окончательной редакции предъявлено только по ст. 318 УК (насилие в отношении представителя власти).

А вот ст. 212.1 с точки зрения преследования участников несанкционированных митингов представляет собой  идеальный механизм. Пару раз сходил на митинг  –  на третий получи «двушечку» (на самом деле можно — и до пяти лет).

Если учесть количество несанкционированных акций  за последние полтора месяца и количество задержанных (напомним, что только 27 июля таких оказалось  от 1074 до 1373 человек) то легко представить, какие непаханые просторы открываются перед правоохранителями. Но и задача перед ними стоит посложнее, чем в 2012 г.  Если тогда президентская кампания закончилась выходом людей на улицы, то сейчас с этого все только начинается: уже мало кто сомневается в том, что «московский кризис» 2019 г.   – это начало битвы  за транзит 2024 г.

  •  
  • 1
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    4
    Поделились
  •  
    4
    Поделились
  •  
  • 1
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •