ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Вынужденная посадка: выживет ли российская экономика в этом году

© Коллаж/Снег.TV

В мае рост российской экономики серьезно замедлился. Об этом можно судить по базовым статистическим показателям, которые опубликовал Росстат. Так, промышленность прибавила всего 0,9% после апрельских 4,6%, да и то – благодаря сырьевым отраслям (нефтедобыча в плюсе на 1,3%, добыча газа – 4,6%, обогащенного каменного и бурого угля 1,1%). А вот обрабатывающая промышленность возобновила спад – объемы выпуска сократились на 1%.

В потребительском секторе ситуация не лучше. Рост реальных зарплат замедлился с 3,1% до 2,8%. Не удивительно, что оборот розничной торговли увеличился на 1,4% против 1,6% в апреле, при этом продажи услуг начали падать – на 0,3% год к году.

«Исходя из динамики базовых отраслей, рост ВВП в мае составил в диапазоне от нуля до 0,5%», – говорит директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилла Тремасова.

Если завтра война

© Коллаж/Снег.TV

У российской экономики нет стимулов, которые помогали бы ей расти, отмечает вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский. Например, дешевеющий рубль помогает отраслям, ориентированным на экспорт. Но в последнее время национальная валюта в основном укрепляется. Дешевых кредитов тоже не появилось. Сейчас, когда инфляция минимальна, вполне можно начать опускать ключевую ставку, отмечает эксперт. И все ожидают, что ЦБ сделает это довольно скоро.

Но до этого ЦБ закручивал гайки, поэтому мы видим то, что видим, – констатирует аналитик.

Что касается существенной разницы в показателях апреля и мая, не стоит забывать, что в среднем месяце весны элементарно больше рабочих дней, чем в последнем. Из-за длинных майских праздников предприятия выпускают меньше продукции, что закономерно отражается на макроэкономических показателях.

В целом ускорения экономического роста ожидать не приходится, предупреждает эксперт. Единственный фактор, который может подстегнуть российский ВВП – начало войны США с Ираном. Это приведет к повышению цен на энергоносители, и даст России несколько дополнительных процентных пунктов роста. Но потенциально негативных факторов гораздо больше.

Первый – санкции США, о которых вновь заговорили демократы. Видимо, эта тема активизировалась в ожидании встречи президентов США и России на полях G20. Но новые санкции вполне могут быть приняты, допускает Вязовский. И тогда многое будет зависеть от того, какими они будут, затронут ли, например, госдолг и расчеты в долларах.

В целом ограничительные меры отнимают у России от 1 до 2% роста ее ВВП, напоминает аналитик. Если бы не это обстоятельство, российская экономика росла бы примерно на уровне мировой – в районе 3%.

Второй момент – торговая война США с Китаем. Россия очень интегрирована в мировую экономику, причем в ситуации глобального кризиса падает опережающими темпами, как только начинается заметное снижение цен на нефть. Правда, у российского правительства сейчас накоплены неплохие резервы, и, возможно, скоро они опять понадобятся.

Само правительство при этом демонстрирует завидную безмятежность, когда должно было бы активно суетиться в поисках решений, отмечает эксперт. Отсутствие адекватной экономической политики – это третий негативный фактор.

Если все три отрицательных фактора сработают, а войны в Персидском заливе так и не случится, российская экономика запросто может отправится в рецессию и упасть примерно на 2%, прогнозирует Вязовский.  

Нет оснований для кризиса

© Коллаж/Снег.TV

Неравномерность макропоказателей по месяцам – нормальное явление, и оно мало о чём само по себе говорит, отмечает руководитель департамента образования Института Трейдинга и Инвестиций «Феникс» Евгений Удилов. Апрель этого года считался к апрелю прошлого года, когда была низкая база, вот показатели и получились чересчур хорошие, даже завышенные, а май считался к маю, когда цифры были лучше, вот и насчитали спад темпов.

Далеко идущие оценки общего состояния экономики на основании таких волатильных данных обычно не делаются. Такие скачки цифр в данных формата месяц к месяцу обычны и для развитых экономик США или Европы, – поясняет эксперт.

Он полагает, что общие цифры роста по году в России составят порядка 1% (плюс-минус 0,2%). Но добавляет, что вопрос в любом случае упирается не в эти валовые цифры, а в темпы реальных структурных перемен, в изменении доли производства несырьевых товаров.

По словам аналитика, в ближайшие 2-3 года будет идти накопление изменений, и сразу за этот период особо яркой обращающей на себя внимание статистики, будь то по производству или потреблению, мы можем никакой и не увидеть. Результат (скачок роста или его отсутствие) будет виден лишь по истечении данного срока. Пока сам эксперт поддерживает позитивный сценарий.

Потенциально прорывные сферы и проекты будут проинвестированы во многом в рамках нацпроектов. Причём только отчасти напрямую бюджетами, потому что обычно на каждый рубль, проинвестированный и как бы «гарантированный» государством – например, по линии РФПИ – частные инвесторы докладывают сверху свои несколько рублей, – говорит он.

Аналитик также отмечает, что всю весну, и особенно в последние месяцы денежные потоки активно приходят и на российский фондовый рынок. Уже не только в ОФЗ, что подпитывает бюджет, а значит, и высвобождает средства под те же нацпроекты. Биржевые индексы в России тоже растут даже быстрее, чем американские или чем европейские. 

Понятно, что отчасти это происходит на «безрыбье», так как на западных рынках мала сейчас потенциальная доходность, признает Удилов. Деньги идут туда, где бумаги и показатели скорее недооценены, а заработать на единицу вложенных средств можно больше – в Россию и на другие развивающиеся рынки. Плюс на фоне беспокойного фона торговых войн, тарифно-пошлинных распрей, которые России напрямую не касаются, но помогают осознать и воспринять Россию как одну из явных инвестиционных альтернатив – как страну с низкой сравнительно стоимостью рабочей силы и производственных затрат. 

Но эти «горячие» деньги вольются так или иначе в развитие: возможно, всего на год-два пока будет этот аванс, но возможно и на более долгий срок, допускает эксперт. Если будет очевидна какая-то отдача от них: если не напрямую с производства, то хотя бы с роста капитализации компаний на бирже. 

Оснований ожидать нового кризиса, по мнению Удилова, сейчас нет. Рецессии в США нет и близко, полагает он, а торговые войны – это попытка устранения существующих дисбалансов, то есть, поиск решения проблемы, а не ее создание.

Да и по нашей внутренней проблематике, если исходить, что застой в показателях «не лечится» и фатален, то так можно вообще прийти заранее к абсурдной мысли, что никакой экономический рост от близких к нулю средних показателей невозможен якобы в принципе как таковой, ни у нас и нигде, – заключает аналитик.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •