ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

«Цены, стой! Раз-два!»: правительство знает, как остановить рост цен

В четверг на срочном совещании у первого вице-премьера Андрея Белоусова было решено, что производители, поставщики и ритейлеры установят предельные цены на сахар и подсолнечное масло, сообщает «РБК». В результате оптовая цена килограмма сахарного песка будет ограничена 36 рублями, розничная — 45 рублями. Для подсолнечного масла это будут соответственно 95 и 110 рублей за литр. Решение будет закреплено соглашениями между участниками рынка.

Паника в правительстве

Днем ранее СНЕГ.TV рассказывал, что заметный рост цен на продукты питания вызвал довольно резкую реакцию со стороны главы государства. Это не оставляло сомнений, что за окриком президента последует реакция правительства. Более того, почти наверняка принятые под влиянием всеобщей паники меры окажутся бессмысленными и отчасти вредными для и без того истерзанной экономики страны. Вышло все именно так, как мы и предполагали.   

Первым на слова президента отреагировал премьер Михаил Мишустин, поручивший в четверг правительству и профильным ведомствам подготовиться к отдельному совещанию о росте цен на продукты.

«Министрам сельского хозяйства, экономического развития, промышленности и торговли поручаю проконтролировать ситуацию с ценами на продукты в рознице, о которых говорил президент. И проработать этот вопрос с крупнейшими торговыми сетями», — распорядился глава правительства. ФАС поручено ежедневно отслеживать ситуацию с ценами на продукты и еженедельно докладывать о ней на оперативном совещании.

Результат совещания оказался по-советски предсказуемым: его участники не нашли ничего лучшего, чем обязать производителей и ритейлеров не поднимать цены выше определенного уровня.

Почему растут цены?

На сегодняшний день это не самый сложный вопрос. По мнению советника по макроэкономике гендиректора компании «Открытие брокер» Сергея Хестанова, причин тому, как всегда, несколько. Первая заключается в том, что продовольственная инфляция даже в нормальных условиях всегда оказывается выше непродовольственной. То есть плавный и постепенный рост цен, который имеет место всегда, в продовольственном сегменте проявляется сильнее. Вторая причина также существует достаточно давно, но столь ярко она проявила себя впервые. Смысл ее состоит в том, что заметная часть российского сельского хозяйства ориентирована на экспорт. Это прежде всего фуражное зерно, подсолнечник и подсолнечное масло.

Сейчас в мире довольно высокие цены на продовольствие, и, соответственно, компаниям выгоднее экспортировать свой товар, чем продавать в России. Оба эти фактора действуют довольно давно, и сегодня на них наложился третий определяющий момент — сильное ослабление рубля. Рубль ослаб, и, соответственно, внешний рынок, где можно выручить валюту, становится более привлекательным. Чтобы компенсировать экспортные доходы, продавая свой товар на внутреннем рынке, сельхозпроизводители вынуждены поднимать цены вслед за падением рубля. В результате мы и имеем то самое повышение цен на продукты питания, — пояснил СНЕГ.TV Сергей Хестанов.

С ним согласен и первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. При этом он обращает внимание и на внутреннюю импортную составляющую самого сельскохозяйственного производства, которая неизбежно реагирует на рост курса.

В подавляющем большинстве продуктов питания так или иначе присутствует импортная составляющая. Стоимость импортных запчастей для техники на полях, пестициды, удобрения, ветеринарные препараты для сельхозживотных и так далее. Есть и внутренние причины — например, введение маркировки на ряд товаров. Все эти факторы привели к тому, что у производителей сельхозпродукции выросли затраты, что и отразилось на конечных ценах продуктов питания, — заявил СНЕГ.TV Сигал.

Как понизить цены?

Судя по итогам вчерашнего совещания у Андрея Белоусова, правительство готово на самые крайние меры ради снижения продовольственных цен. Что касается экспертов, то единого мнения о том, каким образом надо решать проблему, в их среде нет. По мнению Сигала, установление квот на экспорт продукции АПК может создать условия, когда производителям будет менее выгодно продавать свою продукцию в другие страны.

В качестве еще одной действенной меры первый вице-президент «Опоры России» называет установление максимального уровня цен на ряд основных продуктов питания, что, собственно, и было принято в четверг за основу на совещании у Белоусова. Впрочем, такой подход кажется эффективным далеко не всем экспертам. Напротив, по их мнению, подобные меры способны нанести серьезный вред экономике и населению страны.

То, что сейчас может сделать наше правительство, способно нанести вред больший, нежели это было бы в том случае, если бы оно не делало ничего. Пока правительство не комментирует какие-либо подробности, но прорабатывается ограничение на экспорт — либо введение квот, либо повышение пошлин. Второе, еще более жуткое — это ручное регулирование цен в приказном порядке, — сетует Сергей Хестанов.

Последствия всего этого, по мнению Хестанова, просчитать нетрудно. Если «ручное регулирование» все-таки случится (а оно де-факто случилось), то в следующем году аграрии будут вынуждены сократить посевные площади. Им просто не будет смысла что-то производить, если это что-то нельзя будет продать туда, куда оно продавалось раньше.

Мы годами говорили о том, что нам надо развивать несырьевой экспорт. Вот сельхозпроизводители его развили — и что дальше? Люди не идиоты, в следующий раз они просто не будут столько производить. Голода, конечно, не случится, но будут потеряны производства, люди лишатся работы. Жалко будет, если создаваемый годами бизнес будет сильно сокращен, — продолжает эксперт.

Назад в СССР

Так или иначе, но правительство, похоже, выбрало режим «ручного управления» и реально намерено «вручную» регулировать ситуацию на продовольственном рынке. При этом большинство экспертов полагают, что выбранный путь ведет исключительно в тупик.

Что же касается прямого регулирования цен, то тут все легко. Кто хоть чуть-чуть застал СССР, тот знает, что такое дефицит. Предприятиями же владеют не идиоты — работать себе в убыток никто не будет. Под каким-то страшным давлением они, конечно, распродадут тот товар, что лежит на складах, но потом никто ничего делать не будет. Вот что меня возмущает, так это то, что все это «ручное управление» ведет к временам императора Диоклетиана, который пытался регулировать цены и получил как следствие голодные бунты. По высокой цене люди покупали меньше хлеба, но при этом он хотя бы был, а когда цены начали регулировать вручную, хлеба не стало вообще, — говорит Сергей Хестанов.

С ним соглашается и аналитик ФГ «Калита-финанс» Дмитрий Голубовский. Он обращается к не самому удачному опыту регулирования цен на бензин, напоминая, что продовольственный рынок является куда более тонким и чувствительным, чем топливный.

Цены на бензин толком отрегулировать не могли и не могут, а тут речь идет о широкой номенклатуре товаров. Вряд ли у них получится. Попробуют закрутить гайки — тут же возникнут всякие серые схемы, — рассуждает Голубовский.

Что делать?

Но как же тогда быть с растущими ценами на еду, учитывая высокую социальную значимость этого экономического аспекта?  

Самый простой и лежащий на поверхности вариант — начать укреплять рубль, благо именно его слабость лежит в основе нынешних событий на рынке. Теоретически сделать это сегодня возможно. Но точно так же ясно и то, почему этого сделано не будет. Это ударит по бюджету, поэтому этого делать не станут, — коротко формулирует Голубовский.

Действительно, можно ли найти другой столь же простой и малозатратный способ пополнения бюджета, кроме увеличения «рублевого выхода» от каждого полученного доллара экспортной выручки?

А знаете, как реально можно снизить цены? Это легче легкого, и ничего тут не надо изобретать. Именно так поступил Евросоюз лет пять-восемь назад, когда у них случился неурожай подсолнечника и в цене взлетело подсолнечное масло. Они просто взяли и обнулили импортные пошлины. В итоге из Латинской Америки в Европу поплыли на форсаже танкеры с подсолнечным маслом. В нашем случае самое простое — это отменить контрсанкции и импортные пошлины на нужный товар. И немножко подождать. Будет достаточно месяца-двух, чтобы снизились цены, — говорит Сергей Хестанов.

Увы, что-то нам подсказывает, что на снижение импортных пошлин, а тем более на отмену совершенно безумных и разрушительных для экономики контрсанкций российские власти не пойдут…

  •  
  • 1
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    3
    Поделились
  •  
    3
    Поделились
  •  
  • 1
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •