ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Центробанк положил конец форекс-лохотронам

© Игорь Ставцев/Коллаж/Снег.TV

В четверг Банк России аннулировал большую часть лицензий форекс-компаний. Под удар попали «Милком-Инвест», «Альпари», «Форекс Клуб», «Телетрейд Групп», «Фикс Трейд» и «Трастфорекс». Квалификационные аттестаты контролеров и генеральных директоров всех пяти компаний также аннулированы. На рынке осталось всего четыре трейдера — «Альфа Форекс», «ВТБ Форекс», «ПСБ Форекс» и «ФИНАМ Форекс».

В Центробанке пояснили, что лишенные лицензии организации не исполняли предписания и нормативы: неоднократно нарушали правила ведения внутреннего учета, предоставляли недостоверные отчетности, нарушали требования к соотношению размера обеспечения, публиковали недостоверную информацию в интернете.

Терпение лопнуло

курсы валют
© pexels.com

Нельзя сказать, что отзыв лицензий стал большой неожиданностью, говорят опрошенные «Ридусом» эксперты. Закон о форекс-рынке был принят несколько лет назад, но, по сути, не работал, поясняют они. Подготовку этого документа пролоббировали сами участники рынка — это была такая попытка самих себя отрегулировать. При этом ЦБ, который, по идее, должен был стоять во главе данной инициативы, отнесся к ней очень негативно.

Были сомнения в том, что форекс-дилеров нужно выделять в какую-то особую касту, а не подвести под брокеров ценных бумаг, — пояснил «Снег.TV» вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский.

Тем не менее закон был принят, и регулятор был вынужден его выполнять: выдавать те самые лицензии, которые были отозваны, следить за соблюдением всех нормативов (там масса всяких требований). Этим он и занимался несколько лет, весьма неохотно.

Но на самом деле никто не работал по этому закону, клиентов все равно уводили на офшор, рассказывают эксперты. Для того чтобы по нему работать, нужно быть филиалом банка, говорит аналитик «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский. При этом не каждый форекс-дилер, который здесь ассоциируется с банком, является российской компанией, отмечает он.

„Калита-Финанс“ — это тоже форекс-дилер, но чешский, он регулируется ЕС. Соответственно, мы подчиняемся европейским законам и правилам, — поясняет эксперт.

Европейские законы, по его словам, достаточно толерантны, они защищают интересы вкладчиков этих компаний с точки зрения страхования счетов. При этом они достаточно нетребовательны к маркетингу, информирования о рисках и т. д.

Из европейской компании вы без проблем деньги достанете, — продолжает аналитик. — А вот если вы переводите куда-нибудь на остров Невис или в Доминиканскую Республику, там деньги могут просто пропасть. И вы их не найдете никогда. Не полетите же вы туда судиться в местных судах по поводу того, что творилось с какой-то компанией, которую создали какие-то русские. Компанию там можно создать вообще удаленно, есть службы, которые готовы продать за двести баксов юридическое лицо, и делайте с ним чего хотите. Таких офшорных помоек в мире достаточно много.

Голубовский отмечает, что любого форекс-брокера можно использовать по-разному, но в основном люди используют их для высокорисковых операций и на 100% проигрывают деньги. Особенно если человек начинает торговать внутри дня.

Весь краткосрочный валютный рынок на сегодняшний день отдан на откуп компьютерам, алгоритмической торговле, а машина анализирует сиюминутное состояние рынка намного лучше, чем человек. Машина не разбирается в экономике, поэтому в долгосрочных трендах она ничего не понимает, но краткосрочную какую-то техническую картину вверх/вниз машина вычислит намного лучше человека. И человека она всегда обыграет. На сегодняшний день людям делать нечего в краткосрочной торговле. Я не знаю ни одного человека, который на этом заработал какие-то деньги. Я лично сам, когда пытался так торговать, только терял. Но это было давно, на заре моей карьеры финансиста, — вспоминает эксперт.

Поэтому, полагает он, толку от этих компаний никакого, они просто разоряют людей, которые приносят к ним деньги. Как правило, зарабатывают на форекс-рынке немногие, подавляющее большинство игроков на этом просто теряет.

Привлекали они деньги не в российские компании, которые регулируются российскими законами, а использовали российские компании и лицензии как прикрытие для вывода денег в свои офшорные филиалы, — говорит аналитик.

Вопросы к ЦБ

Банк
© Игорь Ставцев/Коллаж/Снег.TV

Но и к ЦБ в этой ситуации есть много вопросов, отмечает Вязовский. Разве регулятор не знал, что эти компании не соблюдают все эти нормативы и требования законов о лицензировании? Нужно было тогда их раньше лишать лицензии. Почему же лишили именно сейчас, в конец года, и всех сразу?

Закон изначально был неправильный, потому что сам ЦБ устранился от его создания, отмечает аналитик. Но тогда надо предложить другой закон или подвести форекс-дилеров под законы для брокеров на фондовом рынке. По словам эксперта, российский рынок на фоне мирового особо ничем не выделяется: к какому бы форекс-дилеру в любой другой стране вы ни пришли, вы все равно проиграете свои деньги. Это сопоставимо с казино. Но во всем мире это регулируется.

Хотели как лучше, получилось как всегда. Хотели обелить и легализовать этот рынок, в итоге эта лицензия и этот закон стали филькиной грамотой для пира индустрии, которая все равно не стала белой, а продолжала оставаться черной. 97% клиентов проигрывают свой стартовый депозит в первые три месяца. Но сейчас все это опять вернется в дикое состояние, обратно в 90-е годы. Зачем это надо? Тот закон был плохим? Сделайте хороший. Но не хотят делать хороший, вот в чем дело, — сокрушается аналитик.

Сам ЦБ не занимался регулированием этого рынка, он как бы самоустранился: давал лицензии со скрипом, потом понял, что эти лицензии не работают, отозвал. Но никакой реальной работы не проводилось.

Они могли бы провести проверки, настучать по голове этим форекс-дилерам, заставить их заключать правильные договоры, разработать форму стандартного договора. Закон в принципе зачем нужен? Чтобы клиент приходил в офис и форекс-дилер был обязан подписать с ним документ-соглашение о рисках, в котором огромным черным шрифтом написано, что риски торговли на форекс-бирже для частного клиента громадны, вы проиграете деньги в течение трех месяцев. Вы согласны с этим? И вы пишете — да, согласен. Массу чего можно было придумать. Но этого ничего не делалось, — заключает Вязовский.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •