ЖИЗНЬ ЭКОНОМИКА

Украина отдыхает: что будет в России без Путина

© Коллаж/Снег.TV

Тот факт, что устойчивость валют большинства стран — понятие весьма условное, нашел подтверждение в этот понедельник. Это в равной степени относится как к государствам с не самой развитой экономикой, так и к странам с разбалансированной политической системой.

В страхе перед оппозицией

В понедельник на биржевых торгах в течение получаса аргентинский песо рухнул на 30% на фоне результатов праймериз, состоявшихся в минувшее воскресенье.

В ходе предварительного голосования с фантастическим результатом 47,65% голосов победу одержал оппозиционный кандидат в президенты Альберто Фернандес, представляющий партию Frente de Todos («Всеобщий фронт»). Фернандес выдвигается в блоке с бывшим президентом Кристиной Киршнер, занимавшей высший государственный пост с 2007 по 2015 год. В случае победы Альберто Фернандеса на выборах, которые состоятся 27 октября, Киршнер имеет все шансы вернуться во власть в должности вице-президента.

Вместе с песо рухнул и фондовый рынок Аргентины. Фондовый индекс MERVAL обвалился сразу на 12%, чего не было с момента кризиса 2008 года. По данным аналитиков Goldman Sachs, итоги праймериз можно считать необратимыми. Этот прогноз означает ухудшение отношения инвесторов, снижение ликвидности и удар по всей не столь устойчивой аргентинской экономике.

Если же говорить простым языком, те, кто делает сегодня аргентинскую экономику, а именно внешние инвесторы, периодически спасающие страну от столь любимых ею дефолтов, сегодня реально забеспокоились. Возвращение сторонников Киршнер и ее самой, находящихся сегодня в оппозиции, означает возврат к эпохе бесконечного популизма, уже приводившего экономику к краху. Курс национальной валюты и фондовые индексы — самые объективные индикаторы, свидетельствующие о том, что ждет Аргентину в случае скорых политических перемен.

Альберто Фернандес. © youtube.com

Откуда у парня аргентинская грусть

На первый взгляд может возникнуть вопрос: зачем мы тратим свое и ваше, уважаемые читатели, время на рассказы о том, что происходит в далекой стране на другом конце планеты? А всего лишь затем, чтобы на ее примере показать, что несут с собой масштабные политические изменения для любой страны с не самой устойчивой экономикой. Да, мы действительно пытаемся провести аналогии между аргентинской ситуацией и тем, что происходит сейчас в России.

На протяжении всей новейшей истории в Аргентине и России происходили схожие экономические процессы с минимальными отличиями, обусловленными национальными и географическими особенностями. Экономики обеих стран одинаково испытывали взлеты и падения и одновременно были жестко завязаны на внешние условия и рынки.

И Россия, и Аргентина пережили за последние десятилетия и целый ряд масштабнейших политических катаклизмов, что также свидетельствует о схожести их судеб.

Сейчас по происходящему в Аргентине мы четко видим, что грядущие (и, очевидно, неизбежные) политические изменения несут в себе угрозу краха аргентинской экономики. Рынки не рушатся просто так на одних лишь результатах предварительных выборов. Их реакция на недавние события указывает на не самое радужное будущее Аргентины.

Аргентина. © pexels.com

Русский ад

Может ли произойти нечто подобное у нас в России, если развивающийся политический кризис зайдет слишком далеко? Однозначного ответа на этот вопрос нет. За последние годы экономика страны стала продолжением сложившейся в ней политической системы, оторвавшись от базовых принципов и законов рынка. Пока действующая политическая система продолжает свое функционирование, худо-бедно работает и экономика. Но при появлении существенных политических сбоев она вряд ли будет способна вернуться в свое классическое состояние. По крайней мере, на это потребуется много времени и участие внешних сил. Так что же Россия?

30% девальвации в России — легко, — говорит аналитик ФК «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский. — Представьте себе, что Путин… заболел. Тяжело заболел. Скрыть это не удается. В стране исчезает центр равновесия, потому что главная функция Путина — поддержание равновесия в элитах. Исчезает сдерживающий фактор, начинается внутриэлитная гражданская война. Поскольку различные элитные группировки обладают контролем над СМИ, эта война очень быстро становится медийной, а затем и уличной, когда либеральная часть элиты с примкнувшей к ней частью силовиков инициируют «цветную революцию». Шуму будет много, нестабильность и страх будут зашкаливать, капитал сбежит из страны в страхе передела корпоративной собственности и дезинтеграции государства. Эти риски абсолютно реальны. А что потом — неважно.

По мнению Голубовского, в итоге все это будет мало чем отличаться от того, что имеет место сегодня на Украине.

При этом сценарии рубль не то что на 30% девальвируется, он вдвое легко упадет за неделю-другую, — заключает эксперт.

© Коллаж/Снег.TV

Мы не Аргентина

В целом описанный сценарий выглядит весьма убедительно. Во многом именно по той причине, что российская политическая система действительно всецело завязана на фигуру Владимира Путина, играющего роль связующего звена и координатора элит. Это, в свою очередь, указывает на еще одну интересную особенность: аргентинский и любой другой политический сценарий кризиса нам не грозит, если это центральное звено будет оставаться в порядке.  

С этим соглашается и Дмитрий Голубовский: политический кризис в нашей стране не может быть связан с демократическими процессами. При сохранении стабильности в экономике и, как следствие, внутриэлитном консенсусе улица и дальше будет бессильна изменить что-либо в российской политике.

Россия — не Аргентина. Аргентина, при всех ее недостатках, — демократическая республика. Россия — республика олигархическая, демократия в России декоративная.

Таким образом, мы приходим к тому, что при сохранении устойчивости центра власти в России не может произойти политических изменений, способных обрушить экономику страны, как в Аргентине.

© Коллаж/Снег.TV

Ложка дегтя

Казалось бы, на этом можно успокоиться и пожелать здоровья нашему президенту. Благодаря накопленным резервам и природным ресурсам сложившаяся система будет худо-бедно функционировать еще достаточно продолжительное время.

И все же, всю эту благоухающую бочку меда может испортить одна маленькая ложка дегтя. Разрушить сложившуюся систему может как критическая ситуация в политике (ее условия мы описали выше), так и утрата стабильности в экономике. Речь здесь идет не о падении производства или ухудшении ситуации в бизнесе (все это прекрасно компенсируется резервами и природными ресурсами), а о внешних не зависящих от нас факторах.

При нашей зависимости от внешней торговли и внешних рынков мы в полной мере примем на себя удар охлаждения глобальной экономики, — говорит Дмитрий Голубовский. — И тут резервы нас уже не спасут. Как они не спасли нас в 2008-м.

  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться
  •  
    1
    Поделиться
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

1 комментарий

Комментировать

  • по истории известно, что в России сильного лидера сменяет слабый. Главная ошибка ВВП, что он не сделал политическую систему на подобии немецкой или итальянской, где за все в ответе председатель правительства и его смена дело техники, Да в Италии ситуации хуже чем в ФРГ, но всему виной – итальянский темперамент. Все что делает Запад санкции, обвинения РФ во всех смертных грехах это подготовка к уходу ВВП и приходу нового лица, с которым можно уже и не считаться (вспомним преснопамятное обещание Бейкера Горбачеву, что НАТО не будет расширяться). Запад готовится к приходу Горби 2, который за снятие санкций будет сливать все, что было сделано до, может это будет не прямой преемник ВВП, может быть следующий, но дело пахнет керосином, хочется что б я был не прав.