Без рубрики ГОРОД ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Снос храма и поддельные подписи: чем недовольны противники строительства Юго-Восточной хорды

На минувшей неделе инициативная группа жителей Москвы и Подмосковья передала в столичную мэрию коллективное обращение против строительства Юго-Восточной хорды — новой транспортной магистрали, призванной разгрузить Третье транспортное кольцо и основные маршруты южного и юго-восточного направлений.

Несмотря на благостность предназначения очередного мега-проекта московской мэрии, противникам его реализации удалось собрать свыше 25 тысяч подписей против, и это, по словам самих активистов, еще не предел.

«СНЕГ.TV» попытался разобраться в сути претензий оппонентов строительства.

Инь и ян московской власти

Говоря на языке обобщений, все аргументы активистов можно разделить на две основных подгруппы.

Первая из них будет непосредственно связана с проектировкой магистрали — выбором ее предполагаемого маршрута. К слову, транспортная артерия протяженностью около 36 километров (лишь 11 из них составляют уже существующие дороги) должна «пронзить» сразу несколько районов Москвы, чтобы, начавшись от Шоссе Энтузиастов, выйти на магистраль Солнцево-Бутово-Варшавское шоссе.

Перспективная карта московских хордовых магистралей.

Как справедливо отметил главный столичный градостроитель Марат Хуснуллин, «формирование этой скоростной магистрали имеет колоссальное значение не только для жителей юго-востока города, но и играет важную роль для развития планировочной структуры города».

С этим сложно не согласиться, учитывая, что прокладывать маршрут хорды придется, что называется, «по живому»: согласно представленному предпроекту, будущей трассе придется неоднократно пройти по или в непосредственной близости от жилых домов, не говоря о придомовых территориях и зонах зеленых насаждений.

Другая же категория претензий касается методов, которыми столичные власти (как на уровне мэрии, так и на уровне районных префектур) отстаивают свое детище.

В частности, серьезный акцент на этом моменте был сделан и в обращении, переданном 5 июля в столичную мэрию.

Проектирование данной магистрали осуществлялось без учета мнения жителей районов, через которые она пройдет. Публичные слушания по обсуждению проекта строительства носили фиктивный характер. Большинство пришедших на слушания были лишены возможности участвовать в них и высказать свое мнение, так как в залы, где проходили слушания, обычно заранее привозилась «массовка», работники коммунальных организаций и бюджетных учреждений, связанных с местными органами власти, — заявляют составители документа.

Коллективное обращение активистов, заверенное печатью мэрии Москвы.

Даже сейчас, спустя практически полторы недели с момента подачи коллективного заявления, никакой ответной реакции от мэрии Москвы активисты так и не дождались, рассказывает один из участников инициативной группы Дмитрий Сараев.

Пока никакого отзыва от них, поэтому 18 и 19 числа мы будем проводить митинги: у нас уже есть официальные разрешения на две площадки в Царицино и Москворечье-Сабурово, — поделился собеседник «СНЕГ.TV».

Мертвые тоже пишут

Подтвердить громкие тезисы протестующих о массовке и фиктивном характере общественных слушаний «СНЕГ.TV» попросил другого участника инициативной группы Евгения Тельнова, представляющего интересы жителей района Текстильщики.

В беседе с изданием Евгений озвучил целый ряд замечаний касательно организации публичного процесса, завершившегося проведением тех самых слушаний 11 января 2019 года. Согласно официальным документам, сбор подписей и пожеланий местных жителей проходил с 24 декабря по 9 января.

График экспонирования книги отзывов и пожеланий, согласно протоколу публичных слушаний.

В книге учета, которая выставляется на экспозицию, это отражено: последнего человека мы попросили зайти перед закрытием на январские праздники, в канун которых проходили слушания. Он расписался, условно говоря, под номером 43, случайно поставив дату 29 декабря, вместо 28-го. И первый, кто пришел 9 января к самому открытию экспозиции, обнаружил в книге еще порядка 40 подписей, датированных и 28-м, и 29-м числами, — рассказал Евгений Тельнов.

Комментарии в книге предложений и пожеланий. На заключительных страницах процент негативных отзывов становится нулевым.

Свои подозрения собеседник издания направил Кузьминской межрайонной прокуратуре, однако оттуда документы были переданы МВД. Районная полиция пришла к выводу, что книга отзывов не относится к категории документов, и в возбуждении дела отказала, сетует активист.

Ответы МВД.

Не удалось получить сколь либо убедительного ответа и по поводу качества подписей и отзывов, собранных в поддержку прокладки магистрали по территории района. Участники инициативной группы сумели разыскать целый ряд людей, не высказывавшихся в отношении этого вопроса, однако впоследствии обнаруживших свои отзывы в той самой не являющейся документом книге.

Среди невольно подписавшихся обнаружились и несколько человек, скончавшихся задолго до начала сбора.

У нас есть заявления в прокуратуру от тех, кто не подписывался, хотя их не так много, потому что нам самим физически сложно искать таких людей. Но штук 25 мы точно нашли. Еще мы обнаружили несколько случаев, когда в пользу проекта «подписывались» умершие люди, — продолжил собеседник «СНЕГ.TV»

Еще несколько интересных моментов, по словам Евгения, произошли уже во время проведения слушаний. В тот день, 11 января, пройти в здание принимавшей публичное мероприятие школы у многих местных жителей просто не получилось.

Зато, судя по фотографиям с места событий, далеко не всех граждан, кому все же посчастливилось «прорваться» в зал, хоть сколько-нибудь интересовала развернувшаяся дискуссия.

Кадры из зала публичных слушаний.

Во время слушаний в зале было очень много людей, которые после их окончания спрашивали, как добраться до метро. Сейчас доказать это практически невозможно, но то, что многие из присутствовавших на слушаниях не живут в Текстильщиках — вполне вероятно, — предположил Евгений Тельнов.

Когда храмы отступают

Другим, но, по заверением активистов, точно не последним проблемным участком, оказавшимся заложником амбиций столичных властей, стал поселок Битца. Примыкающее к южному радиусу Московской кольцевой поселение (поселок Битца находится в территориальном подчинении администрации Ленинского района Московской области), по словам местной участницы инициативной группы Зои Матчиной, рискует как минимум частично отправиться под ковш.

Существует вероятность, что подобной участи не удастся избежать и недавно построенной церкви . Согласно планам все того же предварительного проекта, ее погост также оказался в непосредственной близости от перспективного скоростного маршрута.

Церковь святой великомученицы Марины в Битце.

Сама хорда представляет собой шестиполосную магистраль. С одной стороны от нее проходит Курское направление железной дороги. Мы в свое время мерили расстояние от крайнего рельса до стены храма, получилось 53 метра. Очевидно, что в такое расстояние хорду не уместить. Становится понятно, что в процессе строительства храм будет снесен, — высказала свои опасения активистка.

Повлиять на ситуацию пока не помогают ни обращения к подмосковному губернатору Воробьеву, ни попытки убедить Москомархитектуру использовать альтернативные маршруты для прокладки магистрали.

Дело в том, что рядом с предполагаемым маршрутом полно свободного пространства: там и пустыри, и стоянка дальнобойщиков, и просто склады заброшенные. Мы обращались к проектировщикам, предлагали им 4 варианта. На все предложения нам ответили, что это невозможно, поскольку территории принадлежат какому-то ГБУ, где-то расположены садовые участки. Но сравнить снос участков со сносом поселка…
— возмутилась собеседница агентства.

Проект прохождения хорды через поселок Битца.

Одними из последних аргументов в руках защитников поселка остаются 40-я статья Конституции РФ, гарантирующая каждому гражданину право на жилье, а также строительные нормы, регламентирующие минимально допустимые расстояния между автомобильными дорогами и объектами жилого строительства.

Помогут ли они выиграть спор с комитетом по архитектуре и градостроительству — вопрос до сих пор открытый, считает Зоя Матчина.

Документов по изъятию территорий храма или поселка пока нет, но существует предпроект, который это предусматривает. Потому мы и боремся: когда появится уже полноценный проект, будет поздно. По заброшенным землям провести нельзя, а по поселку можно! Вы представляете? Это не просто бред, это какое-то издевательство.

  •  
  • 1
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились
  •  
    2
    Поделились
  •  
  • 1
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •