ЗНАНИЯ ИСТОРИЯ

Как правнук Пушкина служил в вермахте и спас 125 греков

Греческий остров Парос был занят войсками Вермахта в 1943 году после того, как отсюда ушли итальянцы. Немцы энергично приступили к строительству аэродрома, который должен был обеспечивать безопасность транспортных путей в Эгейском море.

На строительство важного стратегического объекта согнали сотни мужчин из ближайших деревень и соседних островов Наскос и Антипарос.


Возможное появление аэродрома на Паросе всерьез обеспокоило командование Союзников и в первую очередь англичан. Под покровом ночи 14 мая 1944 года английская подлодка высадила на острове отряд диверсантов под командованием датского капитана Андреа Лассена.

Греческая диверсия против нацистов

Вскоре при содействии местных партизан на строящемся аэродроме была произведена диверсия, в результате которой был тяжело ранен комендант аэродрома Табель, убиты два радиста и серьезно повреждены все электрические и телефонные линии на объекте.

Это был тяжелый удар по строительству аэродрома, и немцы приняли жесткие меры. Для начала они публично повесили пойманного во время диверсии 23-летнего партизана Николаса Стелласа, который отказался выдать сообщников. Но в этом не было ничего удивительного — военное время, а парень знал, на что шел.

Немецкое командование пошло дальше и распорядилось казнить 125 трудоспособных мужчин. При этом каждая деревня должна была самостоятельно выбрать, кто будет расстрелян.

Ответственным за исполнение приказа был назначен майор Георг Михаэль фон Меренберг, ставший преемником Табеля на посту коменданта аэродрома.

Георг Михаэль фон Меренберг слыл образцовым офицером, но не образцовым нацистом © wikipedia.org

Потомок арапа Петра Великого из вермахта

Потомственный немецкий офицер был русским по матери, правнуком Александра Пушкина, соответственно — потомком Абрама Ганнибала, чернокожего «Арапа Петра Великого» и дальним родственником Александра II. 

К 1944 году фон Меренберг дважды попадал под трибунал — за отказ выполнять нацистское приветствие и избиение члена НСДАП. Кроме того, зимой 1941−1942 года на Восточном фронте он с риском для карьеры спас жизни трех молодых летчиков, которых хотели расстрелять за жалобы на качество зимней формы и нелестные анекдоты про Гитлера и Муссолини. 

Во многом поэтому его и убрали подальше от линии фронта, а в его личном деле был прописан строгий запрет на продвижение по службе после получения майорского звания.

Георгу фон Меренбергу претили излишняя жестокость и фанатичность последователей Гитлера, но в то же время он был исполнительными офицером, опытным пилотом и деятельным руководителем. Как бы фон Меренбергу не нравился приказ о казни 125 человек, выполнить его было необходимо.

Греки, узнав о приказе, пришли в ужас. К коменданту была направлена делегация из представителей островов Парос и Антипарос, духовенства и видных граждан обоих островов. В их числе был и отец Филофей (Зервакос), настоятель Лонговардского монастыря — крупнейшей обители на Паросе и одной из самых почитаемых святынь на всех Кикладских островах.

Фон Меренберг отказался принимать просителей, поскольку встреча могла быть расценена как переговоры с врагом. Однако его адъютант шепнул пришедшим, что комендант аэродрома готов принять приглашение в Лонговарду, которое в официальном порядке незамедлительно получил.

Против такого визита немецкое командование не могло возражать, поскольку фон Меренберг был старшим офицером благородного происхождения, интересовался историей, искусством, архитектурой, да к тому же его мать была православной.

В ближайшее воскресенье, 23 июля, в сопровождении шести офицеров, солдат и переводчика фон Меренберг прибыл в монастырь. По этому случаю монахи подали к столу изысканные сыры, оливки, фиги и вино. В качестве исключения в нарушение монастырского устава закололи ягненка — редкое угощение в условиях голода военного времени.

Фон Меренберг познакомился с местной библиотекой, высоко оценил аскетичный уклад монастыря, трудолюбие монахов и древность монастырских построек. Довольно быстро между комендантом и настоятелем установились вполне дружеские отношения. Побывала делегация и на вечерне, где монахи вознесли молитву за приговоренных к смерти братьев по вере.

После этого отец Филофей пригласил гостя выпить кофе, и тогда произошло странное. Фон Меренберг остановился у одной из картин, которую в монастырь привезли два русских монаха, и долго в молчании на нее смотрел.

— Это Ялта, — в итоге просто сказал комендант.

Затем он рассказал монахам, что в детстве часто бывал в Крыму с матерью и бабушкой и отдыхал в Ялте, с которой у него связаны одни из самых счастливых детских воспоминаний.

Позже Филофей вспоминал, что в этот момент на собравшихся снизошла благодать. Визит заканчивался и на прощание комендант пообещал оказать монахам любую помощь — вполне обычная вежливая формулировка.

Настоятель Лонговардского монастыря Блаженный старец Филофей
© charmingthebirdsfromthetrees.com

На этих словах игумен попросил собравшихся покинуть помещение, оставив лишь переводчика, чтобы поговорить с комендантом с глазу на глаз.

Политический договор военного и монаха

Настоятель сказал, что это щедрое предложение, но прежде попросил фон Меренберга дать слово, что тот исполнит любую просьбу. Тот так и поступил.

— Спасите жизни 125 невиновных мужчин.

— Это невозможно. Да, это несправедливо, но у меня есть приказ. Просите о чем-нибудь другом.

— Тогда казни меня вместо них.

— Это тоже невозможно.

— Тогда пообещай мне, что я буду в числе тех, кого должны казнить.

Атмосфера монастыря, детские воспоминания о Ялте, непреклонное желание настоятеля пойти на что угодно ради спасения единоверцев заставили Георга фон Меренберга задуматься.

Казнь 125 человек, выбранных наобум, была чудовищной несправедливостью в глазах офицера. Однако и приказ был однозначным — в противном случае расстрел ждал самого коменданта.

— Я пощажу их жизни, если вы гарантируете, что ни один грек на Паросе не предпримет враждебных действий в отношении немецких солдат и офицеров, а также не окажет содействия вражеским диверсантам.

Решение было не только милосердным, но и политически выверенным. Казнь 125 человек неминуемо вызвала бы гнев жителей острова и грозила новыми диверсиями или даже мятежом. Авторитет старца Филофея на островах был непререкаемым не только как настоятеля Лонговарды, но и как грамотного политика, маяка духовной жизни Пароса и доброго пастыря.

Обещание было выполнено неукоснительно.

Хотя Георга фон Меренберга вскоре отстранили от командования, приказ о казни 125 человек так и не был приведен в исполнение.

После войны потомок Пушкина вернулся на родину в Висбаден, где и скончался в 1965 году.

Старец Филофей в 2006 году был признан блаженным, а день его почитания отмечается 23 июля в годовщину заключенного с Георгом фон Меренбергом договора в 1944 году.

  • 18
  • 1
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    21
    Поделились
  •  
    21
    Поделились
  • 18
  • 1
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •