ЖИЗНЬ ПОЛИТИКА

Какое политическое будущее ждет Навального и Бабарико: кто станет «русским Манделой»

Алексей Навальный и Виктор Бабарико. © Коллаж/Sneg.tv

В понедельник, 6 сентября, белорусский суд ожидаемо приговорил соратников бывшего кандидата в президенты Белоруссии Виктора Бабарико Марию Колесникову и Максима знака к 11 и 10 годам лишения свободы. Несмотря на то, что суд был закрытым, а результат суровым и предсказуемым, подлинным откровением процесса стали обвинения фигурантов дела в попытке организовать госпереворот. Тем самым белорусские власти «воскресили» те самые политические статьи УК, о существовании которых долгое время предпочитали не вспоминать.

Тюрьма для политиков – не приговор: Фидель Кастро, Вацлав Гавел, Нельсон Мандела, большой российско-белорусский друг Уго Чавес, и даже император Наполеон – все они в свое время были политическими заключенными.

Заключенный Алексей Навальный в одном из последних интервью уже не впервые заявил, что среди политиков – Мандела – один из главных его идеалов. С тех пор уже многие российские политологи и журналисты пытались сравнить главу запрещенного в России ФБК с бывшим южноафриканским президентом.

Точно так же и в Белоруссии уже не раз проводили параллели между Манделой и Бабарико.

Минский политический обозреватель специально для СНЕГ.TV разбирался в нюансах дел Навального и Бабарико и попробовал спрогнозировать политическое будущее для них обоих. Суждено ли кому-нибудь из них стать «русским Манделой»?

Дело Виктора Бабарико

Никогда не думал, что буду писать такой текст и надеялся, что оставаться на позициях экономического аналитика и не заниматься политикой, мне удастся до наступления новых времён в нашей стране. Итак, я буду выдвигать свою кандидатуру на выборах 9 августа,

написал глава «Белгазпромбанка» у себя на страницах Facebook 12 мая 2020 года.

Так Виктор Бабарико заявил о своем желании стать новым президентом РБ. Через день, 13 мая под его знамена встали 9 тысяч волонтеров, которые за несколько недель собрали рекордные, по белорусским меркам, 430 тысяч подписей за его выдвижение в президенты.

Однако к участию в выборах его не допустили. 18 июня 2020 года (еще до окончания регистрации документов) Бабарико был назван «главарем преступной группы», и вместе с сыном задержан по обвинению в отмывании денег, уклонении от уплаты налогов и даче взятки.

Банкира сбили на взлете

В июле 2021-го его осудили на 14 лет лишения свободы. Примечательно, что на суде Бабарико был единственным фигурантом дела «Белгазпромбанка», кто не признал себя виновным по предъявленным ему обвинениям и отказался заключить соглашение со следствием, чтобы уменьшить максимальное наказание. Остальные семь фигурантов уголовного дела свою вину признали в полном объеме. При этом Бабарико заявил о том, что эти люди себя оклеветали, и невиновны точно также, как и он.

«Виктору Бабарико – неудавшемуся кандидату в президенты – впаяли 14 лет. Но осудили, понятное дело, не за политические амбиции, а за деятельность как банкира», – говорит российский политолог Семен Уралов.

Далее Уралов рассуждает об общественно-культурной деятельности банкира, позволявшей ему на протяжении многих лет тихо подготавливать почву под президентскими амбициями белорусского бонза «Газпромбанка».

Как банкир с внешностью «буржуина» из сказки влюбил в себя белорусов?

«Самым интересным культурно-политическим проектом Бабарико было общественно-культурное пространство на улице Октябрьской – в центре города и прямо возле общежитий главного ВУЗа республики и кузницы кадров для государственного и частного сектора – БГУ. Именно это арт-пространство стало главным рассадником «литвинской», «проевропейской» и «БЧБшной» молодежной культуры. Политизация молодежи проходила на самом главном уровне – культурном», – говорит Семен Уралов.

«Многолетняя работа с молодежью и интеллигенцией позволила в краткие сроки перепозиционировать Бабарико из банкира в политического деятеля. Польско-литовские медиа и сети влияния лишь усилили этот эффект. Им вообще было все равно на кого наигрывать – хоть на Бабарико, хоть на Тихановскую, хоть на дух Пилсудского», – считает политолог.

Далее Уралов рассуждает над приговором и ролью Бабарико в истории.

«Поэтому Бабарико можно впаять хоть 14 лет, хоть пожизненное. Но молодежь и интеллигенция, воспитанная в его культурной среде никуда не делась и не денется. Повзрослеет и вскоре начнет проникать внутрь государства. С затаенной обидой и жаждой реванша». При этом, как считает Уралов, на фоне домашнего ареста для «кровожадной кликуши» Протасевича (администратора телеграм-канала Nexta, признанного в Белоруссии экстремистским), данный приговор выглядит диковато, – заключает политолог.

С Ураловым не согласен директор российского Центра геополитических исследований Института инновационного развития Дмитрий Родионов. На его взгляд, в Белоруссии «главный оппозиционер» – это всегда «король на день» – вернее, на срок проведения выборов, а после проигрыша их забывают, и к следующему электоральному циклу появляются новые кумиры».

По его мнению, Навальный точно такая же временная объединяющая фигура, хотя это и «более долгоиграющая пластинка».

«Сравнивать их было бы некорректно еще и потому, что Бабарико ни разу не политик, это человек, которого история втолкнула в политику практически случайно, и я не вижу его политических перспектив после отсидки, которая, скорее всего будет недолгой, уверен, его амнистируют», – говорит Родионов в комментарии СНЕГ.TV.

Политический обозреватель из Бреста Кирилл Озимко также видит мало общего между Бабарико и Навальным. «Их схожесть лишь в том, что они оба ратуют за либерально-демократические перемены в Беларуси и России, ну и выступают, пожалуй, главными оппонентами действующей власти. В остальном же они не похожи: ни методами достижения своих целей, ни политическим стилем, ни харизмой.

В комментарии СНЕГ.TV Озимко сравнивает Навального с белорусскими оппозиционерами-националистами старой школы: Николаем Статкевичем, Сергеем Тихановским и Дмитрием Дашкевичем.

Навальный – политик уличного, таранного типа, он может иметь образ “вождя протестующих”. Бабарико же политик более кабинетного типа. Он выходец из банковской элиты. И с самого начала он действовал куда более осторожно, чем Навальный в России – не призывал к протестам, верил, что выборы будут честными. Он, в отличие от Тихановского, дистанцировался от уличной активности и тем более от каких-то радикальных действий. Но, как видно, это ему не помогло,

говорит Кирилл Озимко.

В том, что опальный банкир не будет сидеть весь положенный ему срок не сомневается и лидер белорусского движения «Гражданское согласие» Артем Агафонов.

«Бабарико осужден не за политику, а за взятки и отмывание денег, но арест главного оппозиционера в разгар избирательной кампании – это всегда политика. Да и к обвинению есть масса вопросов. Например, если исходить из материалов следствия, то получается, что взятки он давал сам себе. Но как-то бы то ни было, сидеть 14 лет ему вряд ли придется – маловероятно, что столько усидит сам Лукашенко, а после его ухода держать столь неудобного узника не станет никакой режим», – уверен общественный деятель.

Бабарико – ставленник «Газпрома»?

«Несмотря на то, что год назад и госпропаганда, прикормленные оппозиционеры, и значительная часть националистов в один голос выли про «руку Москвы», пророссийским политиком Бабарико точно не назовешь», – считает Артем Агафонов.

Но в то же время собеседник СНЕГ.TV отмечает, что для Кремля такой руководитель Белоруссии, возможно, был бы удобнее непредсказуемого и авантюрного Лукашенко.

«Бабарико – типичный либеральный глобалист прозападного толка, мечтавший о выходе из ОДКБ и присоединении к «глобальному миру». Но при этом неглупый и умеющий договариваться», – считает Агафонов

В чем секрет политического успеха Бабарико

Несмотря на суровый приговор и полное отсутствие в Белоруссии какой-либо социологии, большинство экспертов по-прежнему считают Бабарико – самым популярным политиком республики.

В качестве секрета популярности далеко не самого харизматичного банкира, напоминавшего до взятия под стражу классического буржуина из сказки о «Мальчише-кибальчише», эксперты называют его человечность и уважительное отношение к гражданам.

«Мне кажется, мы очень устали от того, что нас не считают за людей. Что нам можно «тыкать» на любом уровне… Что нам можно давать поручения, не спрашивая о нужности или ненужности… Что нас вообще не видят. Это ощущение тоже имеет большую внутреннюю накопленность. И это же время мы видим весь мир, который устроен по-другому.

И есть это чувство внутри себя: я же тоже человек, я же тоже хочу, чтобы меня хотя бы просто уважали. И чтобы я был кому-то нужен… Чтобы пришли и сказали: слушай, ты нам нужен, сделай то, что ты умеешь. У нас этого нет очень давно.

Вот это чувство усталости и невозможности больше терпеть овладело мной – и, мне кажется, овладело очень многими», – с такими словами Бабарико выступил в самом начале своей недолгой избирательной компании, и эти слова, похоже, запали в душу, истосковавшемуся по диалогу «на равных» белорусскому избирателю.

Потому речи изрядно похудевшего за год отсидки, но морально не сломленного Бабарико, заявившего в своем последнем слове на суде о том, что ему не стыдно за прожитую им жизнь, можно воспринимать, как политический манифест и готовность продолжать политическую борьбу.

Не покаявшийся Бабарико – это возможный вызов всей системе и власти Александра Лукашенко.

«Бабарико убрали как действительно опасного конкурента, так как для многих он был более приемлемой фигурой для объединения, чем Тихановская» – считает Дмитрий Родионов. При этом, отмечает политолог, того же Навального посадили просто для «отвода глаз»: «никакой реальной опасности для правящего в России режима он не представляет, напротив, канализирует протестную энергию и, по некоторым данным, является проектом Кремля».

Дело Алексея Навального

Помимо горячих протестов в Белоруссии россияне весь прошлый год смотрели за политическим «реалити-шоу», главную роль в котором играл Алексей Навальный.

«Новичок» в белье

20 августа 2020 года Алексей Навальный был отравлен предположительно боевым отравляющим веществом из группы «Новичок» (по данным ОЗХО – Организации по запрещению химического оружия). С 22 августа до января 2021 года Навальный находился на лечении в Германии. За время нахождения за границей Навальный успел не только восстановиться физически, но и провести собственное громкое расследование с «разоблачением» своих отравителей.

Попытка повторить трюк Ленина на броневике

17 января 2021 года Алексей Навальный вернулся в Россию после лечения и реабилитации в Германии, несмотря на то, что накануне ему открыто намекнули, что изменят уже имеющийся у него условный срок на реальный в связи с нарушением условий освобождения по делу «Ив Роше» 2014 года. Тогда оппозиционера осудили на три с половиной года условно, обвинив в мошенничестве. Навальный тогда свою вину не признал, посчитав дело политическим преследованием.

Таким образом, Алексей Навальный знал о готовящемся аресте, но все-таки купил билет на самолёт авиакомпании «Победа». «Вопрос, возвращаться или нет, передо мной не стоял никогда. Просто потому, что я не уезжал. Я оказался в Германии, приехав в нее в реанимационной коробке, по одной причине: меня пытались убить», —объяснял он.

При этом многие тогда сравнивали прилет оппозиционера с приездом Ленина в революционный Петроград: снова человек едет из Германии, опять его обвиняют в работе на иностранные государства, да и прилетел Навальный 17 января — цифра в российской истории тоже не случайная. При этом сам Навальный еще в 2010-х предпочитал сравнивать себя не с Лениным, а с президентом ЮАР Нельсоном Маделой.

Возможно именно в стремлении повторить судьбу своего кумира главный российский оппозиционер все же прибыл в Россию и получил свой первый реальный срок. Вскоре после задержания в аэропорту Навальный услышал приговор — виновен в том, что полгода не приходил на поверки в органы ФСИН, срок — 2 года и 8 месяцев. При этом вместо долгих объяснений способности или неспособности Навального выйти из комы, чтобы прийти на поверку во ФСИН, суд и СМИ акцентировали внимание общественности на том как обвиняемый нахамил ветерану войны в одном из своих роликов. В результате Навальный пошел по этапу, вслед за Бабарико.

«Навальный в отличии от Бабарико – профессиональный политик, сделавший это своей единственной профессией», – считает Дмитрий Родионов.

«Он профессиональный несистемный политик, некоторые считают его «профессиональным революционером», хотя, на мой взгляд некорректно применять этот термин к тому, кто не хочет прийти к власти для того, чтобы поменять строй, а не лица у кормушки, – считает политолог.

«Сидеть ему недолго, но в любом случае, по выходу из тюрьмы он будет заниматься тем же самым. Другой вопрос, что достичь прежней популярности ему вряд ли удастся, ему это, во-первых, просто не позволят, во-вторых, за время его отсидки его известность снизится естественным образом, к тому же, есть вероятность появления новых лидеров», – уверен директор российского Центра геополитических исследований Института инновационного развития.

Есть ли у Навального или Бабарико шанс стать «русским Манделой»?

Сравнивать обоих этих персонажей с Гавелом или тем более – Манделой, отсидевшим в тюрьме треть жизни и являвшимся подлинно народным лидером – еще более абсурдно. Перспективы появления подобных лидеров на постсоветском пространстве я вообще не вижу, ибо Гавел и Мандела все же были борцами за конкретные идеалы, за ними стояла надвременная идеология, в то время, как Навальный пользуется сиюминутной политической коньюнктурой (начинал он вообще, как националист и борец с миграцией, потом переключился на более выигрышную тему – борьба с коррупцией), про Бабарико и говорить нечего. Никакими лидерами глобальных движений им не стать, и даже в случае гипотетического прихода к власти долго они у нее не задержатся и едва ли вообще останутся в истории,

уверен Дмитрий Родионов

Политический обозреватель из Белоруссии Кирилл Озимко также не склонен сравнивать звезд постсоветского оппозиционного Олимпа с выдающимися узниками совести из прошлого.

«У Виктора Бабарико и Алексея Навального по выходу из тюрьмы есть шанс остаться Виктором Бабарико и Алексеем Навальным, – просто ответил собеседник СНЕГ.TV. – Я думаю, сравнивать их с Нельсоном Манделой не стоит, все-таки тогдашняя политическая обстановка в ЮАР имели мало общего с ситуацией в Беларуси и России».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •