ЗНАНИЯ ОБЩЕСТВО РАССЛЕДОВАНИЕ

Вандалы, самоубийцы или эстеты: кто такие руферы

Площадь Ильича. Несколько стоящих в ряд жилых высоток.

— На какую полезем?

— Вон на ту, — показывает вперед руфер Коля. — Если в нее не попадем, пойдем в другую. Я не знаю, где тут войти можно. Обычно мы по таким не лазаем. Нам от сорока этажей и выше интересно. Элитные жилые дома, офисные здания.

Залезть на интересный с точки зрения руферов объект нам предлагали изначально. «Там только охрана есть с собаками», — предупредил Коля, обещав взять на себя отвлечение секьюрити. Поразмышляв, мы выбрали менее экстремальный вариант: жилую двадцатипятиэтажку в старом районе Москвы.

Несмотря на сравнительно низкую этажность, вид на столицу с нашей высотки открывался вполне впечатляющий

Взломщики-высотники

Как и в случае с зацепингом, руфинг — давнее увлечение мальчишек нашей страны, даром что название сегодня используют иностранное, да здания стали повыше. Это не столь губительное для молодежи явление, как зацепинг, однако и «крышнаитство» иной раз приводит к непоправимым для здоровья последствиям. Красота в виде эффектных селфи требует жертв.

Николай — противник экстремальных селфи, однако для СНЕГ.TV решил сделать эффектный кадр

«Я и сам когда-то таким был, — признается наш провожатый. — Делал вис на одной руке, гулял по карнизам, селфи делал». 

Сегодня ничем таким Коля уже не занимается. «Ради чего я это делаю? Азарт: обойти охрану, покорить самое высокое здание, сломать замок и, самое главное, сделать фотографию. Ради фотографий я и лазаю. Ночная Москва, закаты, рассветы — это просто восхитительно», — говорит он.

Ночная Москва
© Коля-руфер

Про замок — это не оговорка. К сожалению, руфинг плотно связан с «умышленной порчей чужого имущества», или, говоря по-человечески, с вандализмом. Об уничтожении культурных ценностей речи, конечно, не идет, но проход на крыши часто связан с преодолением преград в виде замков. Именно поэтому нам пришлось обойти несколько домов.

Первый этап — домофон — проблем никаких не вызывает. У нашего провожатого с собой связка универсальных ключей-таблеток (полторы тысячи рублей в онлайн-магазинах). 

Далее из-за особенностей столичной планировки вступает вежливость, главное оружие не только вора, но и руфера. В нашей высотке лестничные пролеты заперты, так как находятся за общими дверями в тамбурах. «Простите, вы не могли бы открыть нам дверь?» — улыбаясь обращается к даме средних лет Коля. «А вам зачем?» «Поснимать улицу надо», — отвечает он, показывая рукой на оператора со штативом и камерой.

Нас пускают внутрь, но на пути новое препятствие — закрыт проход между этажами. Явное нарушение пожарной безопасности Николай ликвидирует мощной отверткой (две тысячи рублей), выбив за 5 минут личину замка. Поднявшись до чердака мы останавливаемся перед мощной решеткой. Руфер достает из рюкзака большой «шведик» (полторы тысячи рублей). «Ему ровно год, очень много замков слетало с этим ключом, так что, если меня поймают, будет обидно отдавать его полицейским», — объясняет Коля.

Набор «руфера-вандала» стоимостью пять тысяч рублей: отвертка, «шведик» и универсальные ключи от домофона

По сравнению с зацепингом руфинг более дорогостоящее увлечение. Пять тысяч за инструменты — это не единоразовая трата. Инструменты регулярно приходится «скидывать», чтобы не попасть под действие 167 статьи уголовного кодекса. Кроме того, более весомы и штрафы. Против «зацеперских» ста рублей руферы платят от трех до пяти тысяч за «проникновение на охраняемый объект».

«Это — если залезаешь на жилой комплекс. Это — элитные дома, по тридцать этажей, по сорок. За обычные дома — максимум в отделение, а там ты пишешь объяснительную, и тебя отпускают. „Я такой-то такой-то пришел в этом дом с целью пофотографировать, посмотреть на ночную Москву“. Я был в отделении 9 раз. Самое долгое сидел 10 часов. Приезжала ФСО. Это такая служба контроля жесткая, и меня стали пробивать по базе данных, отпечатки пальцев, как-то так. Дом был рядом с правительственным зданием, на Арбатской», — делится деталями Николай. 

В прошлом году ему пришлось оплачивать штрафы дважды. Инструмент скидывать не пришлось, удалось спрятать.

Руфер Коля

Волшебные руки

Коля — руфер со стажем. Лазает по крышам уже семь лет с годичным перерывом на службу в армии. «Все началось с заброшенных объектов, — говорит он. — Я лазил пять лет, после чего отслужил, и снова понеслось. Сегодня меня можно назвать руфером-профессионалом. Знаю всю систему: как обойти охрану, как сломать замок».

Главное его достижение — башня «Федерация» в Москва-Сити. Туда ему удалось проникнуть с третьего раза. «Два раза до этого я попадал внутрь. Один раз бегал от охраны, второй раз меня „принимали“. Спускали охранники, взяли на 56 этаже», — вспоминает Николай. Удача улыбнулась с третьей попытки.

Собрались компанией из шести человек. Подходим к первой двери. С помощью рук волшебных мы ее открываем, попадаем в ядро. Ядро — это коммуникации внизу, где можно выйти под всеми башнями. В итоге попадаем в башню «Федерация». Там 93 этажа, около того. 
Все 93 этажа мы шли пешочком. Дошли минут, наверное, за 30. Так как был азарт, адреналин, мы просто бежали. Останаваливались только два раза, чтобы попить воды и все. В итоге в конце нас ждал маленький замок, который висел изнутри, но тоже волшебными руками мы его открыли. Заходим наверх, там был кран, который был поднят наверху. Ну, и я на кран, естественно.

В итоге я полез с другом вдвоем, остальные остались внизу фотографировать. Затем проснулся крановщик. Пьяный, не пьяный, не знаю. Сообщил по рации, и нас внизу уже ждали. Ждали прорабы, турки и охранник. Мы спустились. У нас попросили флэшки, на что фоткали. Флэшки мы, естественно, спрятали, как обычно там, в носок, не в носок. В итоге мы поехали в отделение полиции. Там нам дико повезло: выписали штраф в 550 рублей. Ошибочно,рассказывает руфер.

С его слов, «Федерация» — это один из тех редких объектов, проникновение на которые планируется заранее. Обычно же высота для покорения выбирается наобум. «Дом мы выбираем рандомно. Выбираем станцию метро, приезжаем, и там на любой домик кликаем пальчиком и залазием», — объяснет «крышнаит».

Серьезной подготовки требует и его мечта — высотка МГУ, славящаяся своей охраной. «Думаю, к зиме брать», — улыбаясь говорит Коля. С его слов, это последний интересный для него объект в столице. «Хочу в Китай поехать, — говорит он. — В Москве мне уже не интересно».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Теги