ЖИЗНЬ РАССЛЕДОВАНИЕ РЕЛИГИЯ

Семья обвиненного в педофилии священника преследует 13-летнюю девочку

В октябре минувшего года Следственный Комитет сделал довольно громкое заявление, растиражированное рядом СМИ. В Вологодской области задержали уважаемого настоятеля храма. Сорокавосьмилетнего священника обвинили в «неоднократном совершении развратных действий в отношении малолетней прихожанки».

В этом омерзительном деле смешалось масса отдельных линий: педофилия, препятствие следствию, хищение денежных средств сироты, токсичная благотворительность и травля подростка.

Преамбула

Декабрь 2018-го. На сайте Православного правозащитного центра (ППАЦ) появляется материал о травле семьи священника. Речь идет о том самом настоятеле храма, задержанном по подозрению в педофилии.

По версии авторов, уважаемого священника подставили, «заключили под стражу по совершенно надуманному обвинению, основанному на заявлении 14-летней девушки (ст. 135 УК РФ)».

В ходе «унизительных допросов и осмотров» эксперты Следственного Комитета умудрились лишить девочку, взятую семьей священника под опеку, девственности. «У защиты на сегодня есть неоспоримые доказательства того, что при первых нескольких осмотрах девочка была совершенно невинна».

Далее идет описание ужасов, которые творили представители органов опеки, изъявшие ребенка из семьи и доведшие матушку до «гипертонического кризиса» (да, там так и написано).

Для наглядности материал иллюстрирован фотографиями ребенка.

Вместо постскриптума — сбор «на расходы, связанные с защитой их дочери». На сегодняшний день, если верить счетчику, собрано почти сто тысяч рублей. Аналогичные сборы, проиллюстрированные не только фотографиями девочки, но и медицинскими справками с личными данными, идут в инстаграме, только просят здесь уже на жизнь.

История моментально разлетелась по социальным сетям.

«Ювенальный фашизм» — весьма популярная в определенных слоях общества тема, наравне с «врачами-убийцами» и всевозможными видами «правды, которую скрывают». Отсюда и комментарии на тему, «правильно, что сбежала от полиции и опеки из города» с пожеланиями «добиться правды».

Из тех же побуждений в истории решил разобраться и «Снег.TV».

Страшное дело

Увы, наша версия получилась не такой красивой, как у ППАЦ.

По информации нашего источника, причиной для ареста и обвинения священника в педофилии послужило не столько заявление пострадавшей девушки, сколько их переписка в одной из социальных сетей с обсуждением весьма интимных деталей.

После этого, разумеется, следственные органы начали проверять и семью подозреваемого. В том числе и девочку, взятую под опеку, Марию (имя изменено по просьбе самой девочки), тем более, что с пострадавшей они дружили.

«Ее отправили на гинекологический осмотр. Это — стандартная практика: ребенок государственный, не родной по крови, мало ли что. На осмотре обнаружилось, что девочка тоже стала жертвой растления, но факт растления не означал, что ее растлили именно в приемной семье. Надо было разбираться, кто насильник», — продолжает источник «Снег.TV».

Сразу после этого супруга арестованного священника сбежала с семьей в Новороссийск.

«Уже на самой первоначальной стадии опекун уклонялась от проведения медицинского обследования ребенка, а затем и вовсе скрывалась с ним за пределами Вологодской области, вынудив разыскивать ее и девочку в другом регионе с привлечением сотрудников органов внутренних дел, а также органов опеки и попечительства, которым женщина указала ложный адрес.

При проверке также не нашли подтверждения доводы опекуна, оспаривающей выводы специалистов-медиков, ее заявления убедительно опровергаются результатами следственных действий», — сухо описывает эти события пресс-служба СК.

«Выводы специалистов-медиков» опекун пытался оспорить при помощи тех же «неоспоримых доказательств», что фигурируют в текстах ППАЦ.

В сетевых сборах выложены и фото данных документов, что позволило «Снег.TV» изучить эти справки.

Выглядит это «неоспоримое доказательство» следующим образом: бланк частного медицинского центра из известной сети, набор гинекологических подробностей, фамилия врача, подпись, число. Всё.

«Это просто бумажка с текстом, — рассмотрел по просьбе „Снег.TV“ этот документ врач Татьяна Антонова. — Есть порядок, зарегистрирован в Минюсте РФ 29 мая 2012 года, № 24366. 14 пункт подробно расписывает, как должен выглядеть такой документ. Так вот, на этой „справке“ нет печатей, а должна быть. И не одна. Отсутствие печати врача и печати учреждения тут же превращают справку в бумажку с текстом».

«Кроме того, справки о состоянии здоровья (или девственности) в судебном порядке и вовсе не действительны. Конечно, суд может принять к сведению справку, если бы она было по всей форме, но тут сразу возникает вопрос: кто и когда ее выписал? Если это платный центр, то сразу еще куча вопросов: работает ли врач вообще, в эту конкретную дату он работал? Был ли ребенок на осмотре? Экспертиза же проходит там, куда суд направляет. И это совсем другие песни», — объясняет врач.

По всей видимости, схожие мысли пришли и следователям. Теперь по словам источника «Снег.TV» в правоохранительных органах, выписавший справку врач теперь объясняется по этому поводу в Следственном Комитете.

Тем не менее, эта справка, по мнению авторов сбора, является еще и свидетельством того, что девочку лишили девственности медики во время осмотра. Теоретически, конечно, обстоятельства могут сложиться таким образом, вот только вероятность эта напоминает статистическую погрешность.

Избавим читателей от физиологических подробностей, но отметим, что обследование девственниц кардинально отличается от осмотра живущих половой жизнью женщин.

Как бы то ни было, когда полиция установила местоположение супруги священника, Марию изъяли из семьи. Спустя короткое время она нашла себе новый дом.

Простые желания

У меня родилась дочка. Совершенно прекрасная. Нежная и красивая, сразу мудрая и сильная. Дочке моей 13 лет, и пришла в мою семью она как из роддома. Ни вещей, ни документов. А вместо справки о родах — постановление об опеке. Бывший опекун не отдала ни вещей, ни документов, —

так две недели назад начала свое открытое письмо Есения (имя изменено), новый опекун Марии.

Свое воззвание она адресовала как бывшему опекуну, так и организаторам сетевых сборов.

Просьба была простой: прекратить публиковать в социальных сетях фотографии девочки и ее персональные данные, включая медицинские справки.

Увы, все участники данного действа на это понятное желание чихать хотели.

«Своими действиями, а также широким оглашением обстоятельств дела, женщина усугубила для девочки психотравмирующую ситуацию, последствия которой могли быть минимизированы следствием при адекватном поведении опекуна, в обязанности которого входит прежде всего защита интересов ребенка, а не супруга, — заявляют представители СК.

Новая мама Марии куда эмоциональней.

«За что люди так с ни в чём неповинным ребёнком? Неужели они не понимают, что все более-менее причастные с любопытством следят за подробностями этого дела? Что бывшие односельчане заглядывают в соцсети. Почитать, чего там новенького-то. Ведь это раньше сплетни базировались на лавочке у дома, теперь они переместились в интернет», — объяснила Есения корреспонденту «Снег.TV» причины своей просьбы.

Захожу недавно в комнату, дочка плачет. Обнимаю, глажу — что случилось? Зачем они мне это пишут, всхлипывает ребёнок, я не хочу этого знать. Оказывается бывшие одноклассники опять прочитали что-то жареное и перекидывают ей в личку. Народ, вы хоть на минутку поставьте себя на место ребёнка, — 

говорит Есения.

«У неё вся жизнь перевернулась. Её водили по кабинетам совершенно чужих людей, задавали неприятные вопросы и проводили неприятные манипуляции.

Для сохранения психики ей нужны тишина и покой, и чтобы ничего не напоминало о прошлом. А вместо этого её приковывают к скандалу фотографиями и подробностями дела.

Елена Георгиевна, прежний опекун, сделала из нее щит и собирает деньги под ее фото. Самая большая обида девочки на прежнего опекуна у девочки именно за освещение всей этой истории в интернете», — продолжает новый приемный родитель девочки.

Возможно, именно деньги и служат причиной столь яростному нежеланию убирать фотографии ребенка.

Такие иллюстрации персонофицируют сборы и помогают их разогнать. Тем более, что и в карман подростка бывший опекун тоже, по всей видимости, залезала не раз.

«Матушка, вам там на номинальный счёт ушла пенсия по потере кормильца принадлежащая девочке. И за декабрь, когда девочка была в приюте, и за январь, и даже за февраль. Вернуть не хотите случайно?» — писала две недели назад Есения.

Есть и другой странный момент, связанный с финансами.

«Летом была операция: снятие денег со счета Марии, пятьдесят тысяч рублей. Возможно, деньги были потрачены в интересах ребенка, но достоверно это не известно, потому что вместо отчета опекуна, который Хныкина должна была сдать до 1 февраля 2019, она отчиталась перед опекой пустыми бланками и со значительным опозданием. По времени снятие денег совпадает с началом скандала с ее мужем», — говорит источник «Снег.TV» в правоохранительных органах.

Судьбу этих пятидесяти тысяч сумела прояснить новый опекун Марии: «Сегодня спросила опеку, как супруга священника отчиталась за 50 тысяч, снятых летом. Получила шедевральное объяснение. Она вместе с Марией ездила в Новороссийск к дочке.

Билеты Маше были оплачены из пенсии ребенка. Ладно, это объяснимо, на море девочку свозила. Семнадцать тысяч из пенсии были потрачены на еду. Это что такое? А пособие где? Но феерия в другом, свои билеты бывший опекун оплатил тоже из пенсии ребенка, так как она… сопровождающая».

Тем не менее, бывший опекун все эти обвинения отрицает, деньги же, если они действительно пропали, готова вернуть, но только при личной встрече.

«Я не хочу встречаться с прежним опекуном. Совсем. Я видела ее на крыльце опеки, когда она делала селфи с адвокатом на фоне таблички управления. Она не отдавала документы ребенка, и опека направила ей письмо заказное с требованием, а потом обратилась в полицию.

Именно поэтому Хныкина принесла документы и вещи ребенка в полицию, а не в опеку. В эти документы входили формы о регистрации, реквизиты счетов ребёнка, один из которых закрыт ещё в 15 году, как я сегодня выяснила в «сбере», несколько грамот дочери, две фотографии из лагеря, свидетельство о крещении в котором дата рождения на 10 лет прибавлена и медицинский полис, не прикреплённый в Новороссийске, несмотря на то, что переехали они еще в октябре месяце», — говорит Есения.

Если бы она переживала за ребенка, она бы не стала удерживать ни вещи, ни документы. Она бы подумала о том, что личные вещи — это якорь спокойствия. Что это важно, находясь в приюте, не надевать казённые кофты или тапки. Что учебники нужны для учёбы, а резиночки-заколочки — просто так. Но за борьбой и самолюбованием она забыла о маленькой девочке и её боли. Ее обязанность была сдать личные вещи и документы в опеку. Моя — принять всё и привести в порядок. Какие встречи? О чём разговоры? У нее своя жизнь, у нас своя, — 

поясняет новый приемный родитель свою позицию.

Увы, как уже говорилось, эти простые аргументы на авторов сбора не действуют. Фотографии девочки все так же висят в многочисленных постах, а право бывшего опекуна публиковать личные данные несовершеннолетней девочки отстаивают многочисленные защитники. Вот, например, диакон Дионисий, которому 137 статья не указ.

«Вообще сборы на жертв ювенальной юстиции, у которых, якобы, неправедно изъяли детей, явление совершенно не новое. И каждый раз, когда начинаешь разбираться в очередной истории, обнаруживаешь, что сборщики, скажем мягко, привирают, рассказывая о своих обстоятельствах и злодействах опеки. История этой девочки не исключение. Но я впервые вижу, чтобы под прикрытием фотографии ребенка сбор денег велся, по сути, в пользу подозреваемого в растлении другого ребенка и в поддержку его защитников», — говорит эксперт по мошенничеству в сфере благотворительности Светлана Машистова.

«Подробности гинекологического анамнеза, да, видела, одна мама собирала деньги, в деталях расписывая, что у ее дочери-подростка кровоточит и как именно трескается. Сбор подписей в защиту педофила — встречала. А вот чтобы вместе, нет. Не довелось до этого раза», — добавляет она.

У этих прекрасных верующих людей не дрогнул ни один мускул, когда они описывали на своем сайте интимные физиологические подробности под фотографией подростка. Причем сбор «на адвоката ребенку» продолжается до сих пор, хотя, насколько мне известно, новый опекун не обращался за помощью, а договор с прежним — давно расторгнут. По факту они вводят жертвователей в заблуждение о целях сбора, потому что ни один адвокат не может представлять интересы совершеннолетнего через голову его законных представителей. Вот представьте, что ваша свекровь или теща решит, что вы не родители, а кочерыжка от кочана, возьмет фотографию, которую вы дарили ей на рождество, и откроет сбор, —

объясняет эксперт.

Этот самый «сбор на защитника для пострадавшей девочки» идет на сайте ППАЦ.

По просьбе «Снег.TV», эксперт провел небольшой анализ фандрайзинговых проектов организации.

«Я посмотрела, кого поддерживают финансово эти люди. Из последних их подопечных — это семья Киселевых, жителей Карелии, считающих себя гражданами СССР и на этом основании отказывающихся признавать решение суда о лишении их родительских прав.

Это некий Николай Каклюгин, арестованный по обвинению в приобретении, хранении и распространении наркотиков и другие похожие жертвы властей и того, что они называют «ювенальной юстицией».

Они борются с хелоуином, аниме и фурри, как с явлениями, угрожающими нашей национальной безопасности и растлевающими наших детей», — уточнила Машистова.

Пожелаем им удачи в этом нелегком деле, но еще раз настоятельно попросим удалить фотографии девочки из ее личные данных из своих публикаций. Хватит, ей и так уже от жизни досталось.

  • 17
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    22
    Поделились
  •  
    22
    Поделились
  • 17
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •